С. Серебряков (ПТЗ): Российские агрохолдинги вновь стали приобретать отечественную технику!

Директор Петербургского тракторного завода – дочернего предприятия знаменитого Кировского завода – Сергей Серебряков рассказал, как отразился кризис на работе предприятия, удается ли производству справляться с процессом импортозамещения, в чем наши тракторы выигрывают у зарубежных и кто их покупает.


– Расскажите, как сложившаяся ситуация в экономике повлияла на работу вашего предприятия?

– На нашем предприятии, несмотря на сложную общеэкономическую ситуацию в стране, положение достаточно стабильное. Завод не только работает на уровне прошлого, «докризисного» года, но и увеличивает выпуск продукции. Так, c января по апрель 2015 года мы увеличили производство и отгрузку на 74%. Очевидно, что столь впечатляющие темпы роста имеют свою природу, свои объяснения. В первую очередь это связано с теми мероприятиями, которые уже в течение ряда лет мы проводим в области повышения качества продукции, модернизации модельного ряда выпускаемой техники, взвешенной ценовой политики. Фактически, мы держим цены двухлетней давности. Кроме того, положительный эффект оказали девальвация национальной валюты и комплексные меры государственной поддержки рынков сельскохозяйственной и строительно-дорожной техники.

– Получается, что клиенты решили выбирать вас, а не импортные аналоги?

– Да, мы получили двух-трехкратное преимущество по цене при абсолютно идентичных технических и эксплуатационных параметрах.

Отдельно хотел бы сказать о своевременных, важных и весьма эффективных комплексных мерах государственной поддержки, эффективность которых мы реально ощущаем на работе нашего предприятия.

– Это на федеральном или региональном уровне?

– И на федеральном, и на региональном. Что касается федерального уровня, хочется отметить эффективную поддержку со стороны Минпромторга России и нашего отраслевого департамента, в ведении которого находится автомобильная промышленность и сельскохозяйственное машиностроение. Различные виды субсидирования, которые мы получаем из средств федерального бюджета через Минпромторг России, помогают нам справляться с возникающими трудностями. Еще одной эффективной мерой поддержки рынка сельхозтехники является субсидирование скидки, которую машиностроители предоставляют аграриям по постановлению правительства РФ № 1432. С середины июня текущего года размер этой субсидируемой скидки увеличен до 25% и до 30% для покупателей из Сибири, Дальнего Востока и из Республики Крым. Эта мера господдержки аграриев применяется с 2013 года и показала свою высокую эффективность.

–А почему, если не говорить о девальвации, вы не повышали цены в течение двух лет?

– Мы нашли внутренние резервы. Мы эффективно выстроили работу с нашими поставщиками, проводим и на практике реализуем долгосрочные программы развития для наших поставщиков, проводим взвешенную гибкую закупочную политику, снижаем издержки внутри собственного производства, устраняем источники низкоэффективных инвестиций. Так, мы снижаем издержки, оптимизируем производственный процесс, делая наш продукт более конкурентоспособным.

– Получается, что вы предчувствовали ту ситуацию, которая сложилась сейчас?

– Мы ее не просто предчувствовали, мы ее предвидели. И знали, что в любом случае для сохранения своих рыночных позиций необходимо постоянно заниматься теми важнейшими вещами, о которых я говорил: повышением качества продукта, разработкой новых образцов техники, постоянным совершенствованием продукта, снижением издержек. Время доказало нашу правоту в долгосрочных планах.

– Вы в этом году вышли на европейский рынок, в частности в Польшу. Куда дальше вы планируете развиваться? Где хотите наращивать экспорт?

– Прежде всего отмечу, что на российском рынке в 2014 году мы вышли на первое место в производстве и продаже сельскохозяйственных тракторов нашего класса. Мы опередили крупные транснациональные корпорации, выпускающие аналогичную технику. Наша рыночная доля фактически двукратно увеличилась по сравнению с позапрошлым годом. Мы действительно вышли на первое место в России по поставкам мощных энергонасыщенных тракторов сельскохозяйственного назначения мощностью от 300 лошадиных сил и выше. Но емкость российского рынка ограничена высокой закредитованностью наших основных потребителей. Это сельскохозяйственные товаропроизводители, наши аграрии. Это проблема не только 2015 или 2014 годов, это традиционная проблема для отечественной аграрной отрасли. Получается, наша техника как продукт востребована на рынке, она очень нужна потребителям по причине того, что парк машин изношен и нуждается в обновлении. Но купить новую технику могут немногие, к сожалению. Хотят купить ее все, но покупают значительно меньшее количество заинтересованных потребителей. Возвращаясь опять к внутрироссийскому рынку, с гордостью можем сказать, что в число наших покупателей в 2014–2015 годах вновь вернулись крупнейшие российские агрохолдинги. В предыдущие годы они приобретали более дорогую иностранную технику. Теперь же тенденция поменялась: российские агрохолдинги вновь стали приобретать отечественную сельскохозяйственную технику. Мы снова поставляем наши тракторы таким крупнейшим агрохолдингам, как «Авангард», «Русагро», «Разгуляй» и многим другим. Восприятие отечественных машин коренным образом изменилось по причине изменения самой техники. Она стала еще лучше, эффективнее, надежнее. И при этом дешевле!

Если говорить об экспорте, наша техника традиционно пользуется повышенным спросом в Республике Казахстан, которая является для нас стратегически важным рынком. Мы увеличили поставки техники казахстанским потребителям более чем на 60% по результатам 2014 года. Текущая контрактация показывает, что весьма вероятно удвоение этих поставок и в этом году. То же самое можно сказать о рынке европейских стран.

– Можно о европейских странах немного поподробнее, потому что это насущный вопрос.

– Девальвация оказала благотворный эффект на отечественное машиностроение, предоставив производителям существенное ценовое преимущество перед прямыми зарубежными аналогами. В наш адрес в прошлом году обратилась одна из крупнейших дилерских польских компаний. И мы сначала передали в рекламных целях, а потом под контрольную эксплуатацию партию машин, которые хорошо себя показали в нескольких воеводствах Польши. Если учитывать, что на протяжении последних пятнадцати лет поставки техники в адрес европейских заказчиков носили единичный характер, то сейчас идет речь о системных закупках. Повышенный интерес проявляют наши покупатели из Венгрии, Чехословакии, Болгарии. Планируется начало поставок в Германию. Мы устанавливаем на наши тракторы по запросу европейских потребителей двигатели Mercedes-Benz. Они полностью соответствуют европейским стандартам по экологичности.

– По логике вещей, импортный двигатель должен был сильно возрасти в цене за последнее время?

– Да, он возрос в цене, но не критично. По сравнению с тракторами, на которых мы устанавливаем российские моторы, тракторы с немецкими двигателями дороже, но ненамного – порядка 10%. По причине того, что это двигатели европейского производства, мы соответствуем европейским стандартам. Спрос и интерес к нашей технике достаточно большой. Мы рассчитываем, что каждый год мы будем прирастать на 50–60% ежегодно именно в экспорте, не говоря уже о рынке стран СНГ.

– А откуда такие производственные мощности? Вы будете строить новые заводы в регионах?

– Нет, наши технологические мощности позволяют обеспечить выпуск тракторов в объеме до пяти тысяч единиц техники в год без существенного увеличения производственных площадей. Речь, конечно же, идет об инвестициях, закупке нового оборудования, об увеличении численности производственного персонала, но это не прямая линейная зависимость. Во-вторых, Петербургский тракторный завод – дочернее общество Кировского завода – основоположник отечественного тракторостроения и единственный в стране производитель мощных энергонасыщенных тракторов «Кировец». Производственные мощности нашего завода позволили обеспечить выпуск в 1990 году максимального количества тракторов – это 24 тысячи единиц техники в год. Для сравнения: сегодня мы рассчитываем, что объем выпуска всех видов тракторной техники по 2015 году составит приблизительно 1400 машин. Конечно, много времени с тех пор утекло, машины стали более мощными, значительно изменилась их конструкция, сама технология производства техники. Но мы располагаем необходимыми технологическими мощностями, у нас достаточно квалифицированный производственный персонал, благоприятная рыночная среда. Высокий технологический спрос, наконец. Это позволяет нам рассчитывать на дальнейший рост этого рынка.

– А если говорить о поддержке Смольного? Последние полгода я слышу на заседаниях правительства о том, что будут компенсации, субсидирование и так далее, но я пока не слышала, чтобы все эти меры были реализованы. Может быть, для этого нужно больше времени?

– Да, по поводу эффективности мер господдержки то же самое можно сказать в отношении правительства Петербурга. Губернатор Петербурга утвердил своим постановлением государственную программу развития промышленности и агрокомплекса Санкт-Петербурга в период с 2015 по 2020 годы. Реализация этой госпрограммы предусматривает предоставление промышленным предприятиям многочисленных мер господдержки в виде финансовых субсидий и других форм содействия в развитии машиностроения. В ближайшее время мы ожидаем соответствующее постановление правительства Санкт-Петербурга об утверждении правил предоставления таких субсидий и распоряжение КППиИ о конкретных шагах по доведению данных мер господдержки до предприятий машиностроения.

– О проблемах тоже хотелось бы услышать. Вы сами понимаете, что ситуация довольно непростая и всегда есть какие-то проблемы, которые без помощи властей решить сложно. У вас что-то такое в последний год возникало?

– Порой кажется, что картина достаточно радужная. Однако надо иметь в виду, что рынок инвестиционной продукции (а наши тракторы – это инвестиционный продукт) предполагает, что мы выпускаем не продукты личного потребления или повседневного спроса, а средства производства. Рынок таких инвестиционных продуктов очень тонкий, он очень подвержен рыночным колебаниям. Очевидно, что запредельно высокая ключевая ставка Центробанка России (даже с учетом последних действий ЦБ по ее снижению) практически заморозила на какое-то время инвестиции в реальном секторе экономики. Это общеизвестный факт. Но главной фундаментальной причиной, тормозящей дальнейшее развитие реального сектора экономики, является мало предсказуемая, непонятная политика монетарных властей. На мой взгляд, таргетирование инфляции, о чем постоянно говорит руководство ЦБ, не должно являться главным целевым ориентиром регулятора. Главной задачей ЦБ и экономического блока правительства РФ должно являться обеспечение необходимых условий для поступления инвестиций в экономику. Создание условий для того, чтобы деньги действительно шли в реальный сектор экономики. А инфляция со временем выровняется и стабилизируется сама собой…

Увеличение производства, обновление основных фондов и поддержка рынка машиностроительной продукции – вот главные цели и задачи, на которые необходимо обращать внимание. Не сомневаюсь, что наши ключевые ведомства понимают, что необходима взвешенная, долгосрочная, системная политика государства по развитию реального сектора экономики.

Вместе с тем я глубоко уверен, что на сегодняшний день в существующих реалиях именно агропромышленный комплекс, именно российское сельское хозяйство является мощнейшим драйвером в развитии экономики страны в целом. Потенциал российского агропромышленного комплекса огромен. Я надеюсь, что именно в агросектор будут направлены дополнительные средства. Это приведет к развитию целого комплекса отраслей российской экономики, к ускоренному импортозамещению в сельскохозяйственном и машиностроительном производствах, максимальной загрузке мощностей, созданию новых высокопроизводительных рабочих мест, обеспечению промышленно-технологической и продовольственной безопасности нашей страны.

«Дочка» Кировского завода планирует потратить 1,8 млрд рублей на создание новой модели трактора


"Дочка" Кировского завода планирует потратить 1,8 млрд рублей на создание новой модели трактора

Директор ЗАО «Петербургский тракторный завод» (ПТЗ, дочернее предприятие ОАО «Кировский завод») Сергей Серебряков заявил, что компания планирует вложить 1,8 млрд рублей в создание производства новой модели трактора.

«Планируется сделать тракторы новой линейки мощностью около 200 лошадиных сил. Объективно этот проект может быть реализован через 1-1,5 года. Поскольку мы не хотим бежать впереди паровоза, нам нужно провести очень серьезную работу по разработке и испытаниям машины», — сказал Сергей Серебряков, сообщает Интерфакс.

По его словам, стоимость проекта включает в себя строительство новых корпусов, линий, закупку оборудования, опытно-промышленные партии, обучение персонала и развитие дилерских центров.

Сергей Серебряков также добавил, что благодаря модернизации техники, завершенной в прошлом году, ПТЗ планирует увеличить объемы производства в 2015 году в 2,5 раза. «Если не произойдет никаких серьезных экономических проблем в стране и нам удастся реализовать все наши планы, мы выйдем в 2015 году на производство чуть более 1 тыс. тракторов сельскохозяйственного значения и около 1 тыс. промышленных машин. В 2014 году мы продали 825 машин», — сказал директор ПТЗ.

Кроме того, в 2015 году на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки ПТЗ планирует потратить еще около 500 млн рублей.

ЗАО «Петербургский тракторный завод» — единственный в России производитель мощных колесных сельскохозяйственных тракторов. Завод серийно производит восемь модификаций сельскохозяйственных тракторов серии К-744Р с двигателями мощностью от 300 до 450 лошадиных сил и более 20 видов дорожно-строительных и специальных машин.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Это ЗАО, вам придется вести переговоры с участниками, и речь будет идти о серьезных суммах.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.