Дивиденды китайских компаний такие же подозрительные, как и данные по ВВП

Выплаты в размере 30% прибыли, независимо от сложности бизнеса, намекают на распространенное нерациональное использование капитала.

Это своего рода коммунизм, обогнавший даже самых яростных капиталистов: китайские компании исправно распределяют 30% прибыли в качестве дивидендов.

Пекин славится жуткой последовательностью показателей по валовому внутреннему продукту. Если Коммунистическая партия говорит, что экономика вырастет в течение года на 6,5%, данные именно столько и показывают. Никакой драмы, никаких сюрпризов. Вот рост, который мы обещали. Теневая структура, конечно, потеряла авторитет. Рынки участвуют в этой коллективной игре, говоря «о дааааааааааааа, мы верим этим данным!» и закатывая глаза.

Бессмысленность ВВП теперь распространяется и на выплаты дивидендов. Странно, не правда ли, что даже в самые мрачные дни 2015 года и во время потрясений в 2016 году, вызванных Брекситом, большинство крупных компаний, котирующихся на материке, умудрились поделиться с акционерами более 30% прибыли. Это не потому, что китайские руководители – это ловкие умы, справляющиеся с трудностями лучше, чем споткнувшиеся западные коллеги. Это потому, что Комиссия по регулированию ценных бумаг Китая хочет создать такое впечатление. Так что спасибо Председателю Мао Цзэдуну за те последовательные выплаты, но не за гениев советов директоров.

Но в этом тоже есть негативный аспект. Он состоит в том, что нет оснований ожидать, что китайские выплаты дивидендов продолжат расти в отсутствие новых правил. Это также означает, что дивиденды не приносят столько пользы, как они должны: нынешняя система фактически искажает сигналы для инвесторов и премии руководителям компаний.

Средние выплаты компаний из CSI 300 в 30% с 2013 года могут казаться хорошими, но Китай отстает от совокупного коэффициента выплаты индекса MSCI Emerging Markets в 41%. И хотя оба индекса, CSI 300 и S&P 500, могут похвастаться дивидендной доходностью около 2%, общая доходность для акционеров в США составляет около 5% из-за программ обратного выкупа акций. Иными словами, 30% Мао могут быть лучше.

Это приводит нас к тому, как это искажает рынок. Одна из проблем – управление капиталом. Когда сотрудникам платят определенный коэффициент независимо от потребности в расходах и производительности, некоторые раздают слишком много, другие – слишком мало. Рассмотрим риски нерационального распределения капитала. В любой развивающейся экономике главы корпораций, работающие в быстрорастущих отраслях, должны быть осторожны и не сорить дивидендами, которые они могли бы инвестировать в новые идеи, продукты и расширение. Вот почему мы видели одни из самых высоких коэффициентов выплат, начиная с 1995 года, среди производителей товаров массового потребления, материалов, телекоммуникационных и коммунальных компаний из S&P 500, в то время как они отставали от горнодобывающего, энергетического, финансового и технологического секторов.

Такая политика получения краткосрочных выгод намекает на другое искажение: как в Китае указание по поводу 30% передает искаженные сигналы. В развитых странах постоянные дивиденды показывают, что корпоративные управляющие используют капитал эффективно и активно. Проблема Китая в том, что «любой потенциальный сигнал для инвесторов теряется в шуме». К их чести, регуляторы побуждают руководителей учитывать разные стадии развития и динамики капитала, когда они делают выплаты. Но, как и региональные китайские лидеры, которые вынуждены штамповать рост в 6,5%, чтобы порадовать Пекин, также и слишком многие руководители подгоняют свои прогнозы под 30%.

Дивиденды на материке попадают в заголовки газет в последние месяцы по другим причинам, включая новые правила валютного контроля. Направленные на пресечение ускоряющегося оттока капитала, правила значительно усложнили старания западных компаний по выводу дивидендов домой. В декабре, например, Европейская торговая палата в Пекине жаловалась на огромные платежи, которые «зависли» во второй по величине экономике.

Но этот вопрос с дивидендами представляет собой микрокосм крутого подъема для китайского корпоративного управления. Конечно, на западе есть свои проблемы. Взять недавнее IPO компании Snap, которая может привлечь $3 млрд, не предоставляя акционером права голоса и имея сомнительный путь к прибыльности. В Японии полно примеров замкнутого, анти-акционерного поведения, от Toshiba до Takata и Tokyo Electric Power. Махинации в Samsung наносят ущерб всему южнокорейскому бренду.

Но развитие фондового рынка Китая ставит телегу впереди лошади. Вы строите динамичную стабильную компанию, а фактически – экономику, с нуля: прозрачный менеджмент, международные стандарты бухгалтерского учета, единые правила игры, правопорядок и подотчетность руководства. Вместо этой нелегкой работы, Китай использует националистические рассуждения, чтобы домохозяйства покупали акции, увеличивает заемные возможности, смотрит сквозь пальцы, когда теневые банки вливают заемные деньги в акции, повышает непрозрачность, движется в сторону продажи государственных предприятий и открывает глобальным инвесторам возможности раздуть пузыри в Шанхае и Шэньчжэне.

Благодаря другим пузырям кредитов и долгов в Пекине, проблема бегства капитала встает все более остро. Понижательное давление на юань напрямую связано со слабой финансовой системой, лежащий в основе 6,5% роста, который Китай магически производит. Укрепление этих основ выплатило бы гораздо больше экономических дивидендов, нежели те, которые фабрикуют Маоистские руководители.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.