Судьба свободной торговли сейчас в руках Азии

Китайским лидерам нужно разработать азиатский пакт о торговле, основанный на общем процветании, а не на меркантилизме.

Если Дональду Трампу интересно, где его идеи о торговле потерпят неудачу, ему стоит почитать Адама Смита, который 200 лет назад развенчал миф о том, что президент США – истина в последней инстанции. Или, если это слишком утомительно, обратить внимание на то, что сегодня происходи в Азии.

Китай совершенно не в восторге от решения Трампа разорвать Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП). Теперь он может перешагнуть остов лидерства США в Азии и добиться заключения Регионального всестороннего экономического партнерства, или РВЭП. Торговые эксперты могут поспорить с этой формулировкой, так как РВЭП не является китайским соглашением. Оно было запущено в 2012 году 10 членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, или АСЕАН.

В торговле, также как и в жизни, размер имеет значение. Поэтому члены АСЕАН, Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам пригласили «большие деньги». Австралия, Китай, Индия, Япония, Новая Зеландия и Южная Корея добавили размер рынку, финансовый опыт и большой карман.

Тем не менее, это гигантское соглашение — около $23 трлн совокупного валового внутреннего продукта — прошло относительно незаметно, так как в новостях мелькало ТТП. Не то, что пакт Барака Обамы был лучше, он казался более выполнимым. Трамп, выйдя из ТТП, теперь ставит инициативы в Азии в центр внимания, как последний вздох свободной торговли в эпоху народных восстаний.

Может ли Азия это сделать? Да, и сейчас время, чтобы лидеры региона мобилизовали политическую волю и объединились ради более высокого уровня жизни.

Несомненно, что ни один другой регион не выигрывает от глобализации больше, чем Азия. Япония и Южная Корея выбрались из нищего болота и стали торговыми сверхдержавами, использующими торговые сети Запада, построенные в время послевоенной Бреттон-Вудской системы. Начиная с 2001 года, настала очередь Китая воспользоваться этими практиками для большего процветания. Пекин поднял сотни миллионов людей из бедности и сегодня стремится взять на себя лидирующую роль Америки в мировой экономике.

Тем не менее, Китай должен решить, кошелек или жизнь. С престижем, которого Пекин жаждет в Азии и за ее пределами, приходит большая ответственность за разделение богатства — стать для соседей партнером в процветании, а не просто конкурентом. Пакт РВЭП, в который входит 16 государств, может быть просто механизмом, чтобы это сделать. То же самое касается и Японии, которая, похоже, забыла, что она является азиатской экономикой.

С РВЭП есть множество проблем, многие из которых проистекают из недоверия между странами Юго-Восточной Азии. Оно должно преодолеть эпическую напряженность в сфере сельского хозяйства, услуг, интеллектуальной собственности, инвестиций и спорных населенных пунктов по всему региону. Согласование правил налогового учета и финансового обмена среди многих слишком непрозрачных правительств, которые больше конкурируют, чем сотрудничают, нелегкая задача. Среди крупных преград — реализация может отличаться в зависимости от уровня развития.

Различия экономик стран Юго-Восточной Азии — это большая проблема. Средний ВВП на душу населения среди 12 стран-участниц ТТП составляет почти $35 000, по сравнению с $6 420 среди членов РВЭП. Подталкивание всех участников переговоров к более высокому стандарту — это политически сложно. Различные уровни развития и структуры экономики — от передовой открытой экономики Сингапура до государств с более низкими доходами и более националистически ориентированных развивающихся рынков Индии и Индонезии — осложняют переговоры по доступу на рынок и снижению тарифов.

Национализм — это еще один барьер. Вопрос, касающийся открытия границ как в Европейском Союзе, это политически опасный вопрос. Таковы и доступ к земле и ограничения на владение местным бизнесом. Даже если торговый пакт АСЕАН будет подписан, он может быть ограничен до точки, где крупные экономической выгоды будут немногочисленны и редки. Риск заключается в том, что РВЭП просто сохраняет динамику «миски лапши», о которой предупреждал Харухико Курода до того, как возглавил Банк Японии.

До 2013 года Курода управлял Азиатским банком развития, расположенным в Маниле, где он выступал против какофонии пересекающихся, дублирующих и контрпродуктивных соглашений о свободной торговле в регионе. По состоянию на начало 2017 года в Азии было около 147 таких соглашений, по сравнению с 39 в 2000 году.

РВЭП всегда задумывалось как упрощение торговли, и Азия должна увидеть это в начале следующего месяца. Если переговорам не избежать лазеек, которые могут возникнуть из внимания гибкости и консенсуса, способность РВЭП двигать широкомасштабные реформы в сфере торговли и стать основой для единого регионального блока становится менее определенной.

Судьба свободной торговли сейчас находится в руках Азии.

По иронии судьбы, 17-й раунд переговоров по РВЭП происходил в японском городе Кобе (в конце февраля). Синдзо Абэ из Японии отказался от толчка Австралии, чтобы спасти ТТП – предпочтение Америки Трампа перед Азией. Это идет вразрез с желанием Абэ, что Япония должна сохранять лидирующую роль в Азии, в то время как влияние Китая растет. Если Абэ и президент КНР Си Цзиньпинь умны, они будут лоббировать друг друга, чтобы завершить соглашение, которое вернет обратно Адама Смита, а не меркантилизм Трампа, который он ненавидел.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.