ФРС не важна: низкие процентные ставки являются новой нормой

Пришло время рассмотреть новую парадигму для процентных ставок – когда казначейские ставки остаются слишком низкими, а цена рискованных инвестиций определяется децентрализованным рынком, а не Центральным банком.

На протяжении многих лет нас предупреждали, что процентные ставки будут неизбежно расти с «искусственно» низкого уровня до «нормального» начала 2000-х годов.

Основная идея состоит в том, что ФРС искусственно сдерживала процентную ставку, чтобы стимулировать экономику, и скоро ее придется повышать до нормального уровня. Эксперты предупреждают, что если ФРС этого не сделает, экономику страны ждут тяжелые последствия.

Но у этой идеи есть три проблемы:

  • Существующая низкая ставка отражает долгосрочную естественную стоимость капитала.
  • Постоянно низкая процентная ставка может оказывать положительное воздействие на экономику.
  • Процентную ставку контролирует не ФРС, а рынок.


Низкая ставка соответствует долгосрочной тенденции

Большинство аналитиков, которые прогнозируют возвращение к более высокой процентной ставке, ссылаются на последние несколько десятилетий в качестве доказательства того, что высокая стоимость капитала – это норма. На рисунке ниже показана долгосрочная тенденция процентной ставки, которая говорит об обратном. Если мы считаем, что значительный скачок в конце XX века – это отклонение, то текущая низкая процентная ставка выглядят как продолжение 200-летнего тренда.

Последние несколько лет не ФРС сдерживает ставку. Это делают структурные сдвиги в экономике, такие как низкие инфляционные ожидания, старение населения (больше вкладчиков, меньше работников), рост экономической стабильности и множество других факторов.

Но не у всех ценных бумаг с фиксированным доходом низкая ставка. Мы говорим о том, что минимальный уровень ставки должен оставаться низким, и что ФРС следовало бы признать этот сдвиг в качестве новой парадигмы.

Политика устанавливает потолок ставки

Даже такая низкая ставка, как сейчас, является по-прежнему более высокой, чем в большинстве развитых стран мира, например, в Японии и Европе. Нет никаких признаков, что любой из этих центральных банков планирует повышать ставки в обозримом будущем. Как следствие, более высокая ставка в США приведет к дальнейшему укреплению доллара, увеличит нагрузку на валютный рынок и подорвет иностранную выручку международных компаний США.

Кроме того, подумайте о нагрузке, которую оказывает на бюджет правительства США повышение казначейской ставки. Если ФРС будет повышать ставку до так называемой «нормальной», расходы на обслуживание долга быстро могут стать проблемой для правительства США.

Инвестиции и возможность долгосрочного роста под угрозой из-за повышения ставки

Главная проблема, с которой сталкивается экономика США, состоит в том, что возможности с низкой и средней рентабельностью на инвестированный капитал (ROIC) не финансируются, несмотря на наличие достаточного капитала. У 2 183 компаний из Russell 3000 «на руках» почти $1,6 трлн избыточных денежных средств. Это на 43% больше, чем пять лет назад. При этом капитал, который они инвестировали за этот же период, вырос только на 25%.

У компаний есть деньги для инвестиций в свой бизнес, но они предпочитают держать их на балансе или выкупать акции. Большинство таких компаний воздерживаются от инвестиций, которые принесут им низкий или средний ROIC. Эти инвестиции могут сгенерировать положительную экономическую прибыль при сегодняшней низкой ставке, но будут не такими привлекательными, если ставка в ближайшие несколько лет вырастет.

Некоторые экономисты считают, что неопределенность процентной ставки существенно снижает объем инвестиций, как на уровне отдельной компании, так и в экономике в целом. ФРС постоянно твердит о повышении ставки, но при этом не называет сроки. В результате появилась большая неопределенность, которая тормозит рост.

Если бы ФРС объявила о том, что не будет повышать ставку в обозримом будущем, неопределенность бы исчезла, и компании начали инвестировать в проекты с низким и средним ROIC.

Хороший пример – строительство жилья. В целом этот рынок восстанавливается, но строительство нового жилья остается на низком уровне.

Сигнал о том, что ставка останется низкой, будет способствовать росту инвестиций застройщиков. Это позволит не только увеличить предложение жилья в стране, но и создаст рабочие места для 6 млн человек, которые хотят работу, но неактивно ее ищут.

Угроза повышения ставки вредит занятости

Навыки работников, обученных для старой экономики, обесценились, что привело к частичной занятости, безработице и уходу из рабочей силы.

В идеале, этих работников нужно переучить навыкам, необходимым, чтобы найти работу в отраслях с высоким ROIC, которые сейчас сталкиваются с нехваткой рабочей силы. Такой уровень подготовки может оказаться непосильным, поэтому многие из этих отчаявшихся работников вытеснены на обочину рабочей силы.

Если ФРС попытается повысить ставку, инвестиции снизятся еще больше, что приведет к еще большей безработице. Работники с обочины – это отходы человеческого капитала, которые попадают в водостоки общества через такие вещи, как пособие по безработице.

Как ФРС утратила контроль над процентной ставкой, а свободный рынок взял его

Децентрализованы были как распространение капитала, так и его цена. Частные компании, эмитенты кредитных карт и корпорации развития бизнеса устанавливали свои собственные ставки, основываясь на своей оценке соотношения риска и прибыли.

Имейте ввиду, что ФРС никогда реально не контролировала процентную ставку. Она скорее использует деятельность открытого рынка, чтобы повлиять на ставку по федеральным фондам. По этой ставке банки заимствуют друг у друга резервы на один день. Такая практика может повлиять на краткосрочную процентную ставку, когда у банков есть фактическая монополия на распространение капитала с фиксированной доходностью. Но на существующем децентрализованном рынке ФРС сложно осуществлять такой прямой контроль.

Почему не нужен централизованный контроль процентной ставки

Резкие скачки инфляции, которым нужна более высокая процентная ставка, возможно, ушли в прошлое. Кроме того, в экономике много технологических и структурных изменений, которые поддерживают постоянную низкую стоимость капитала.

За последние несколько десятилетий была существенная децентрализация распределения капитала. Когда-то давно, большая часть капитала распределялась через банковскую систему. Когда кредитные эксперты были основными дистрибьюторами капитала с фиксированной доходностью, обществу нужно было установить минимальное значение процентной ставки, чтобы обеспечить, что эти кредиторы распределяют капитал на инвестиции с минимальным уровнем доходности. У кредиторов не было стимула рисковать большую часть времени, также как и у них не было практически никакого интереса.

Напротив, сегодня есть тысячи небанковских финансовых учреждений — от компаний, выпускающих кредитные карты, до кредитования между физическими лицами – для обеспечения капиталом юридических и физических лиц. Краудсорсинговое финансирование породило такие крупные компании, как Oculus Riftt, а такие сайты, как Angel List, упростили для стартапов по всей стране поиск венчурных инвесторов. У этих агентов есть интерес, и они не требуют никакого внешнего стимула для поиска более высокой доходности и оптимизации соотношения риска и прибыли.

Рынок определяет ставку лучше, чем ФРС

Неважно, насколько умны управляющие из ФРС, они не могут конкурировать с мудростью толпы. Большая группа независимых лиц, как правило, более точна, чем небольшая группа экспертов.

Раньше только небольшая группа экспертов обладала достаточной информацией, чтобы судить об истинном положении экономики. Больше это не работает. У каждого человека полно данных. Хотя все не могут быть правыми, в среднем миллионы лиц, принимающих решения о распределении капитала, основанные на всей этой информации, формируют более точную картину экономики, чем ФРС.

Капитал привлекает возможность высокой доходности, как никогда

Раньше, при централизованной модели, банкиры стремились снизить риск (и сохранить работу), нежели увеличить доходность. Это классический сценарий «никто никогда не увольняет за покупку IBM». Когда пожилые инвесторы говорят о своих самых больших ошибках, это неизбежно самые плохие их инвестиции.

Сегодня справедливо обратно. Спросите любого известного венчурного инвестора об их самых больших ошибках, и они расскажут о своих успешных стартапах. Все больше и больше людей становятся агентами собственного капитала и стремятся к максимальной прибыли, капитал течет к высокой доходности более естественно, чем когда-либо.

Лидирующие компании, которые могут зарабатывать чрезвычайно высокую рентабельность на инвестированный капитал (ROIC), создают все большую и большую долю стоимости в экономике США. На рисунке 2 видно, что компании первой десятки с ROIC заработали самую большую долю совокупной прибыли после уплаты налогов (NOPAT), созданной компаниями Russell 3000 за последние пять лет.

Как показывают миллиарды долларов капитала, стекающего к венчурным компаниям, у следующих Google или Apple не будет проблем с финансированием. В нашей динамичной, современной экономике модель капитала гарантирует, что у самых лучших инноваций, которые создают диспропорцию между рабочими местами и стоимостью, будет необходимый капитал.

Мы как никогда живем в среде, где победитель поучает все. Победитель может быть сбит и заменен в любое время на новую компанию, но скорость, с которой технология позволяет внедрять и распространять новые идеи, делает возможным увеличение доли рынка легче и быстрее.

Чем больше людей, которых мы можем привлечь для создания новых идей и новых технологий, тем лучше. Сейчас есть больше шансов сделать так, чтобы это произошло, если ФРС снимет неопределенность процентной ставки.

Как ФРС вести себя в условиях новой экономики

Вместо того, что нажимать на тормоза уже медленно растущей экономики, ФРС должна принять то, что рынок говорит о процентной ставке. Сильный сигнал от ФРС о том, что она не будет поднимать ставку по федеральным фондам в обозримом будущем, мог бы стимулировать экономику, вернуть миллионы людей в рабочую силу и создать более продуктивное общество.

Здравый смысл говорит: «не боритесь с ФРС». Сегодня все наоборот. Джанет Йеллен и другие члены ФРС могут хотеть поднять ставку, но узкая кривая доходности показывает, что рынки продолжают толкать цены вниз. Как выяснилось, ФРС не хочет бороться с рынком.

И, что наиболее важно для долгосрочного экономического роста, сообщение всему миру, что низкая ставка остается, вынудит Конгресс и Белый дом принять давно назревшие реформы налогово-бюджетной политики, которые нужны, чтобы сдвинуть экономику еще раз. Действия ФРС уже давно тщетны. Рынки внесли ясность. Это время, чтобы проделать тяжелую работу, которая может и будет управлять реальным изменениям, и эта работа заключается в бюджетной политике, а не в денежно-кредитной.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.