Китай и новый меняющийся мировой порядок

Возможно, это и не самая лучшая тема для обсуждения во время семейного обеда, но 30 ноября китайский юань был включен Международным Валютным Фондом (МВФ) в валютную корзину специальных прав заимствований (Special Drawing Rights, SDR). Это знаменует начало новой эры мирового экономического порядка. Само по себе такое принятие не вызовет кардинальных изменений в использовании юаня, подняв его статус до международной резервной валюты в один день. Рост применения юаня, если это вообще когда-нибудь произойдет, займет годы.

Чем неуловимее стремительное изменение, тем больше оно покажет, что на самом деле представляет из себя Китай, или, скорее, что не представляет. В корзине юань стал первой валютой, которая принадлежит стране, не являющейся явным союзником США. К другим странам относятся Япония, Великобритания и Еврозона. Это очень важное событие, потому что оно является частью более глобальной тенденции, отражающей увеличение экономической мощи в новых частях света. МВФ (наряду с Всемирным Банком) является ведущим финансовым институтом мирового порядка, учрежденным Соединенными Штатами и их союзниками в Бреттон-Вудсе в 1944 году. Включение юаня в валютную корзину совпадает с попыткой реформировать эту систему в пользу новых сил. Попытка, на которую Соединёнными Штатами было наложено вето на пять лет. Важный вопрос состоит в том, как США, создатель и лидер существующей системы, справятся с этой новой сложной задачей.

Распределение валют в корзине до включения юаня, (по данным МВФ)



Распределение валют в корзине после включения юаня, (по данным МВФ)



Происхождение SDR

Прежде чем понять события 30 ноября, важно сначала понять основу текущей системы. Когда Соединённые Штаты учредили существующий экономический порядок в Бреттон-Вудсе в 1944 году, они действовали, как это часто, с оглядкой на ошибки прошлого. США обеспечены более подходящим недвижимым имуществом и географическим расположением, чем любая другая страна в мире, с обширными плодородными землями и речными системами, доступом к двум основным океанам и значительными барьерами против любых основных угроз. Но эти подарки судьбы являются одновременно благословением и проклятием, поскольку, в то время как они обеспечивают огромную продуктивность и, следовательно, силу, они также искушают изоляцией; американцы любят прятаться за своими океанскими барьерами и наслаждаться континентальным раем. Это искушение было настолько велико, что первые 150 лет своего существования Соединённые Штаты делали именно это: охраняли торговые пути и защищали свою собственную стратегическую позицию, редко вмешиваясь в политику на других континентах. Из комфортного состояния США были выведены сначала Первой мировой войной, затем и Второй. К 1944 году урок, извлеченный США из происходившего, состоял в том, что им необходимо было обеспечить свое присутствие, чтобы в первую очередь предотвратить подобные ситуации. Самой разумной стратегией было приложить все усилия, чтобы блокировать рост любой крупной коалиции или конкурента. С оценочным объемом валового внутреннего продукта в 50% мировой доли в 1945 году Соединенные Штаты были в состоянии сделать это.

Итоговый мировой порядок достаточно отличался от того, который существовал до этого, по большей части из-за различий между Соединёнными Штатами и Соединённым Королевством, предшественником нового мирового гегемона. По площади США в 30 раз превышают Британские Острова. Сила Британской Империи заключалась в приумножении и умелом управлении заморскими территориями, в следовании колониальному климату тех времен; империя, в конечном счете, охватывала четверть земной поверхности. Колонии эксплуатировались в интересах колонизатора главным образом из-за своих ресурсов, отчасти ограничивая свое собственное развитие. Даже Китай, который номинально избежал колонизации, подвергся захвату и был разделен сначала Западными державами, а затем Японией.

Соединенные Штаты, напротив, избавились от статуса колонии только 170 лет назад, и, хотя Вашингтон несерьезно относился к своим владениям на Филиппаних, именно президент США, Вудро Вильсон, подписал бумагу, которая, в конечном счете, покончила с империализмом. Таким образом, стиль руководства миром, принятый США, был гораздо ближе к использованию нормативного давления, чем к силовому навязыванию своей воли (хотя, правда, они не прочь были использовать манипуляции и государственные перевороты для продвижения своих интересов). Они содействовали самоопределению и демократии везде, где это только было возможно, поощряли свободную торговлю, гарантируя морские пути со своим доминирующим флотом, и бросили вызов Советскому Союзу в своих попытках доминировать в Евразии. Ценой, которую Соединенные Штаты назначили за свои услуги, был контроль. США вложили деньги в Западную Европу и Японию и развили эти силы, как полезных лейтенантов для своей роли мировых жандармов; вместе эти промышленные страны сформировали сегодняшний мир, частично посредством институтов, созданных в Бреттон-Вудсе, таких как МВФ.

Когда эти институты были созданы, Соединенные Штаты также стали монополизировать международный валютный рынок. Еще одной особенностью нового порядка стало воссоздание золотого стандарта, что сделало доллар мировой резервной валютой по определению. Эта роль дает своему владельцу большую силу, потому что внешний спрос на их валюту позволяет печатать ее без последствий для себя, чего другие сделать не могут. Хотя США в конечном счете следовали этому курсу, они изначально не хотели обесценивать свою валюту, печатая еще больше долларов, и в результате сложилась ситуация с глобальной нехваткой доступных долларов для иностранных центральных банков. SDR были созданы в 1969 году, как новый вид мировой резервной валюты, что-то вроде «золотой бумаги», которая могла быть использована для расчетов между центральными банками вместо доллара. (Официальные учреждения могли владеть SDR, и они могли обменять их по требованию на определенную сумму золота; валюта была предназначена для того, чтобы содействовать кредитованию между странами-должниками и странами-кредиторами на государственном уровне).

Но SDR так и не сыграли решающую роль, отчасти потому, что после 1971 года появилась новая система плавающих курсов валют, при которой теперь уже девальвированный доллар сделал золотой стандарт несостоятельным. Эта новая система подорвала роль SDR как альтернативы доллару, потому что в отсутствие золотого стандарта Соединенные Штаты могли свободно печатать больше долларов, смягчая предыдущую нехватку. SDR сами по себе стали обмениваться не на золото, а для определенное количество избранной группы признанных валют. Это – элитная группа, к которой юань только что присоединился. Когда появилась система валют с плавающим курсом и доллар был освобожден от своих золотых оков, международные центральные банки стали ее придерживаться, оставив SDR в тени. В течение всего своего существования SDR, выпускаемые самим МВФ, никогда не составляли более 6% всех международных резервов.

Новая реальность

Но господство Соединенных Штатов и их состоятельных союзников над глобальной экономической системой всегда имело дату окончания срока, потому что с практической точки зрения страны с более низким доходом, при наличии у них возможностей, могут расти гораздо быстрее, чем богатые. Страны с более низким доходом ориентируются на более богатых коллег. Богатая страна должна разрабатывать новые технологии и техники, чтобы обеспечить себе рост, а это часто длительный процесс. Страны же с более низким доходом могут применять опробованные и проверенные методы и технологии, которые сделали богатые страны богатыми. Конечно, нужно учитывать теорему Пуассона (закон небольших чисел), согласно которой эффект от роста преувеличивается тем фактом, что процент повышения от небольшого числа в действительности является меньшим увеличением, чем аналогичный рост более крупной экономики. Это означает, что иногда цифры, показывающие большой прирост, на самом деле не такие впечатляющие, какими они кажутся вначале. Тем не менее, первое правило перевесило второе, и многие страны с более низким доходом добились сильного роста на фоне более благополучных. В прошлых столетиях, страны с более низким доходом обычно захватывались более богатыми колонизаторами, но, даже если им удавалось этого избежать, это не гарантировало им того, что они могли бы привлечь опыт и капитал, требуемый для развития (Япония в данном случае является известным исключением).

Новая система, управляемая США, положила всему этому конец; глобализация, безопасность и свободная торговля дали странам с более низким доходом возможность что-то сделать для своего роста, при условии, что они изначально выберут правильное направление. Последние 70 лет в истории были развитием, особенно последние 25 лет с момента окончания Холодной Войны, когда управляемая США система была действительно ослаблена. Таким образом, в результате роста по всему миру – сначала среди союзников Соединенных Штатов, а затем в Латинской Америке, Азии и позже в Африке — доля мирового ВВП США сократилась до 22% в 2015 году.

США пришли к выводу, что, оставаясь все еще невероятно успешными, они больше экономически не доминируют, как это было раньше, в основном в результате происходящего еще где-то развития. Ситуация сама по себе не уникальна. США и Германия обогнали в экономическом плане Великобританию задолго до того, как Лондон утратил свою роль мирового лидера. Соединённым Штатам еще предстоит испытать то же самое, но учитывая их географические преимущества, возможно, это будет не в этом столетии. Но, как и у Великобритании до них, у Соединенных Штатов есть преимущества: рассредоточенные военно-морские базы и очень мощные вооруженные силы и «чрезмерная привилегия» контроля над международной резервной валютой. Маловероятно, чтобы эти преимущества исчезнут в скором времени. Но есть другие арены, на которых статус-кво оспаривается и на которых новички требуют право голоса. Важно, как Соединенные Штаты справятся с этими вызовами, факты до сих пор неоднозначны.

Во время самой поздней фазы глобального роста, особенно с 2000 года до 2008 год экономический вес некоторых более бедных стран мира, входящих в «БРИКС» (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), резко возрос. Кризис 2008 года, который отразился на Соединенных Штатах и их промышленных союзниках особенно тяжело, усилил важность финансовой помощи и поддержки мировой экономики со стороны МВФ. Он также увеличил дисбаланс, возникший в системе голосования МВФ, и особенно влиятельную позицию Европы, которая больше не отражает ее финансовую силу. (Действительно, в последние пять лет Европа получила беспрецедентные средства от МВФ).

В 2010 году была проведена реформа, которая удвоила финансирование МВФ со стороны всех его членов, и изменила расстановку голосов, увеличив роль Китая и России и подняв Индию и Бразилию в топ-10. Но в течение пяти лет США, единственная страна с правом вето, так и не ратифицировали реформу. Основная причина видится в следующем: Соединенные Штаты не желают выделять больше средств для финансирования этого международного рискованного мероприятия или голосовать по реформе, которая снизит их влияние на мировой арене. Похоже, что Вашингтон возвращается к своим изоляционистским инстинктам и своему желанию контролировать глобальную систему. В свою очередь, группа БРИКС создала альтернативные институты, как прямой вызов Бреттон-Вудским институтам и господству США. Появились различные банки развития и соглашения о резервах в стиле МВФ. Ещё более тревожным для США стало присоединение его бывших союзников к одному из этих учреждений – Азиатскому банку инфраструктурных изменений (the Asian Infrastructure Investment Bank) – определенно против желаний Вашингтона. И, наконец, на встрече Большой Двадцатки в апреле 2015 года звучали разные обсуждения о способах обойти Соединенные Штаты в этом вопросе, позволив реформе свершиться без их согласия.

Все это придает дополнительную важность принятию китайской валюты в корзину валют SDR. Тот факт, что Китай сильно лоббировал свое вступление, говорит о том, что предпочитает продолжить развиваться в рамках существующей мировой системы – признание, что БРИКС сейчас достаточно сильна, чтобы действовать в одиночку. (Есть существенное различие в денежных средствах, доступных новым институтам по сравнению с существующим: МВФ сейчас доступны для финансирования примерно $850 млрд., в то время как БРИКС имеет доступ почти к $100 млрд.). США, которые владеют самым весомым голосом, также дали Китаю зелёный свет, демонстрируя готовность позволить новым участникам развиться в рамках текущей системы, вероятно, используя возможность в дальнейшем вписать развитие китайской экономики в рамки системы США, таким образом, кооперируясь с Китаем вместо того, чтобы конкурировать с ним.

Эта готовность примечательна, особенно в сочетании с приостановлением реформы, потому что она исходит от другой части правительства США. Этот зелёный свет, данный SDR, и первоначальное разработка реформы 2010 года были результатом работы всей исполнительной власти, которое занимает более лояльную позицию по этим вопросам, тогда как ответственность за задержку реформы 2010 года лежит на Конгрессе США. Эти две силы, исполнительная власть и Конгресс, представляют варианты того, как Соединенные Штаты могут иметь дело с новыми реалиями: Они или могут вернуться обратно к изоляционизму, отказываясь от вовлечения и приспособления, после чего остальной мир, вероятно, начнет строить собственные планы, или же они могут помочь реформировать когда-то созданный ими институт.

В любом случае, если доля США в мировом ВВП продолжит сокращаться, присоединение Китая к валютной корзине SDR станет со временем еще важнее. У экономики Китая хватает своих собственных проблем, она, скорее всего, преодолеет свою буферную зону, но в то же время сейчас она находится на гребне волны развивающихся экономик. При таких обстоятельствах позиция доллара США как мировой резервной валюты может постепенно стать анахронизмом. В мире без явного гегемона, возможно, отдельно взятая страна может больше позволить себе, имея резервную валюту, нежели власть над себе подобными. При таком сценарии, SDR или, например, производные инструменты (в частности, включающие ряд параметров Биткоина), могут играть роль, для которой они изначально задуманы: международный резерв. Если это произойдет, день, когда китайский юань был принят в валютную корзину, точно станет ключевым моментом.

Динамика мирового ВВП, (по данным WorldBank)

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.