Нефть, процентные ставки и теория игр: почему цены могут упасть еще

В то время как быки ожидают, что уменьшенные из-за нескольких краткосрочных и среднесрочных катализаторов поставки нефти приведут к повышению цен, есть несколько очень существенных вопросов по их теории.
 

Вопрос №1: Встреча производителей нефти 17 апреля весьма маловероятно вызовет какие-либо существенные изменения.
 

Вопрос №2: Уменьшение количества буровых не трансформируется в пропорциональное падение производства и становится менее актуальным фактом в связи с увеличением импорта в США.
 

Вопрос №3: Рекордные уровни незавершенных скважин и жаждущих денежных средств производителей устанавливают максимальный предел цен.
 

Вопрос №4: Низкие процентные ставки создают самовосстанавливающийся цикл увеличивающихся запасов нефти и падающих цен на нее.
 

У United  States  Oil  Fund  (USO) была сложная ситуация последние несколько лет. Хотя недавно был отскок цен на сырую нефть с $30 за баррель до $40, цены с того времени отступили назад, в то время как запасы только продолжали расти.
 

Большинство объяснений недавнего отскока цен и аргументы быков в пользу высоких цен сосредоточилось на ожиданиях снижения поставок в ближайшем будущем. Согласно мартовским прогнозам ОПЕК, сильного изменения мирового спроса не ожидается, рост только ~1,3 % в 2016 году, почти 80% роста 2015 года.
 

В то время как есть факторы, которые могут изменить картину спроса, очевидно, что умы инвесторов сейчас занимает более существенная и изменчивая сторона уравнения, то есть поставки нефти. Быки, главным образом, ждут сокращения количества буровых и встречу стран-производителей нефти 17 апреля для обоснования теории, что поставки в ближайшее время существенно сократятся, увеличив, тем самым, цены. Однако в этой теории есть несколько серьезных вопросов, о которых должны знать инвесторы в нефтяные и околонефтяные ETF, такие как USO.
 

Вопрос №1: Встреча производителей нефти 17 апреля маловероятно вызовет какие-либо существенные изменения
 

Оставим в покое тот факт, что правительства крупных нефтедобывающих стран, таких как Саудовская Аравия, Россия, Венесуэла и Иран, не отличаются прямотой, простотой переговоров и прозрачностью. Не будем говорить о том, что Саудовская Аравия и Кувейт совсем недавно объявили о возобновлении совместной эксплуатации месторождения в 300 000 баррелей после первой встречи в Дохе, и перед началом встречи 17 апреля. Пусть Иран до сих пор отказывается участвовать в заморозке производства, в то время как Саудовская Аравия заявила, что ни одна договоренность без Ирана не случится. Не будем говорить о всех этих вещах. Если сделать шаг назад и логически проанализировать ситуацию с точки зрения любой нефтедобывающей страны, то становится ясно, что никто из них не намерен участвовать в сокращении производства.
 

Для тех, кто не знаком с теорией игр, у Википедии есть хорошее объяснение. По сути, она включает рассмотрение стратегии и вариантов конкретного игрока через варианты его оппонента. Когда результат стратегии одного игрока благоприятнее, чем альтернатива для любой стратегии оппонента, говорят, что эта стратегия является «доминирующей». Если мы рассмотрим эту ситуацию с точки зрения теории игр, можно быстро увидеть, что отказ от участия в сокращении производства является доминирующей стратегией для всех индивидуальных членов, которые участвуют в переговорах.
 

Возьмем два сценария:
 

Сценарий 1: Перспектива страны A
 

Страна Aстрадает от текущих низких цен на нефть и готова на риск ради денежного потока прямо сейчас (например, Венесуэла). Ее меньше всего интересует долгосрочная конкуренция и больше — выручка в краткосрочной перспективе.
 

Сценарий 2: Перспектива страны B
 

Страна B  страдает от низких цен на нефть, но находится в относительно более сильном финансовом положении, чем ее конкуренты, либо из-за более крупных  резервов, либо из-за естественно более низких расходов на производство (например, Саудовская Аравия). В то время как увеличивающаяся выручка в краткосрочной перспективе для этой страны очень желательна, она также готова пострадать сейчас, что потеснить своего менее стабильного и экономичного конкурента, и, следовательно, получить ещё больше долгосрочных преимуществ.

 

Когда мы рассматриваем ситуацию с любой из этих перспектив, мы видим, что для обеих стран A и  B, их выбор «не сокращать» ведет к лучшим результатам для них против альтернативы «сокращать» в обоих возможных результатах, выберет ОПЕК «сокращать» или «не сокращать». Таким образом, для обеих стран стратегия «не сокращать» является доминирующей. Это означает, что любому данному участнику лучше не участвовать в сокращениях.
 

Поэтому, если реально смотреть на стимулирующие факторы и отдельных участников исторического действия, а не на их слова в сочетании с тем, что даже одна отказавшаяся от участия страна может сорвать соглашение, сразу представляется крайне маловероятным, что после встречи 17 апреля произойдут какие-либо существенные изменения.
 

Вопрос №2: Сокращение буровых не ведет к пропорциональному уменьшению производства
 

В то время как многие инвесторы указывали на сокращение буровых установок в США, как верный признак сокращения поставок, к сожалению (для быков), это не сработало. Добыча нефти остается относительно стабильной, несмотря на снижение количества буровых установок почти на 20% от недавнего уровня.


 

И, в то время как низкое количество буровых установок теоретически могло бы, в конце концов, привести к сокращению производства, так как оставшиеся буровые установки становятся менее эффективными и пересыхают, эта теория игнорирует несколько важных факторов: 1) соответствующее пропорциональное сокращение производства займет много времени; 2) США являются далеко не единственным производителем нефти, и, фактически, для нефтеперерабатывающих заводов в США сейчас дешевле импортировать нефть из других стран. Это означает, что сокращающееся производство WTI  оказывает все меньшее влияние на суммарное предложение и цены (по крайней мере, пока WTI  не упадет еще больше); и 3) количество буровых установок должно оставаться низким достаточно долго. Это требование является просто нереалистичным.
 

Вопрос №3: Большое число незавершенных скважин и конкурирующие за деньги производители устанавливают максимальный уровень цен
 

Дополнительный вопрос теории о том, что низкое количество буровых установок приводит к снижению предложения: американские производители в настоящее время имеют рекордное количество незавершенных скважин, которые обеспечивают относительно быстрый и дешевый источник нефти в отличие от альтернативных новых скважин. Учитывая наличие более 4 000 незавершенных скважин, что превышает текущее количество буровых установок в 11 раз, есть много вариантов для нуждающихся в деньгах производителей быстро возобновить продажу, если цены начнут показывать любые признаки роста.
 

Фактически, аналогично тому, как переговоры 17 апреля маловероятно будут иметь эффект, потому что каждая сторона намерена «не сокращать», сочетание того факта, что производители нефти США имеют рекордные уровни незавершенных скважин и нуждаются в денежных потоках и, конечно, конкурируют друг с другом за относительно стабильное количество спроса, создает эффект установления предела цен. Чтобы лучше проиллюстрировать этот принцип, представьте мир, в котором есть только два производителя нефти:
 

Производитель A прибылен при $35 за баррель
 

Производитель B прибылен при $40 за баррель
 

Если цена вырастет до $39 на баррель, Производителя А может:

a) подождать, пока цена не поднимется выше, в надежде на еще большую будущую прибыль; или

b) увеличить производство сейчас и получить относительно меньшую прибыль.
 

Вариант «а» предпочтительнее для тех производителей, которые меньше нуждаются в деньгах и выручке. Однако, проблема с вариантом «а» состоит в том, что если они будут ждать слишком долго, в конце концов вмешается Производитель B и увеличит свое производство, таким образом, разрушив потенциальную прибыль Производителя A. Более того, поскольку он дольше был в невыгодном положении, Производитель B, вероятно, еще больше нуждается в выручке и денежном потоке, и может начать производить больше, как только цена едва двинется выше $40. Если Производитель A присоединится в этот момент, быстро возникнет дисбаланс, и цены упадут еще раз, возможно, даже ниже уровня, при котором Производителя A был бы прибылен.
 

Таким образом, Производитель A напрямую настроен позволить ценам немного подняться, но не слишком высоко. Из-за этого эффекта и огромного количества отчаявшихся сторон с большими запасами дешевой нефти, производители будут эффективно сдерживать любое повышение цен, конкурируя друг с другом за относительно фиксированный размер спроса на нефть.
 

Важно отметить, что даже банкротства не решат этот вопрос. Представьте, что банкротится третий Производитель С, и Производитель  A, будучи в лучшей финансовой форме, покупает его активы по $0,25 за доллар. Внезапно Производитель Aстановится еще более эффективным в производстве нефти, без изменений той же общей суммы нефтяных запасов и скважин!
 

Вопрос №4: Низкие процентные ставки создают самовосстанавливающийся эффект увеличивающихся запасов нефти
 

Учитывая, что на нефтяных рынках сейчас эффект контанго (цены более далеких фьючерсов выше текущих), а также рекордно низкие процентные ставки, производители и спекулянты получают выгоду от хранение нефти и ее продажи в будущем.
 

Скорость строительства емкостей для хранения нефти увеличилась до 547 000 баррелей в течение недели, и запасы близки к беспрецедентным максимумам. Низкие процентные ставки ведут к снижению расходов на строительство новых хранилищ, а те, в свою очередь, сохраняют ставки по лизингу на низком уровне. Это создало самовосстанавливающийся цикл, в котором увеличение запасов приводит к снижению спотовых цен на нефть, что приводит к большим запасам и так далее...
 

Пока цены на фьючерсные контракты будут оставаться выше, чем текущие, сохраниться стимул выкачивать нефть и хранить ее. Выходит, что США застряли в странной ситуации, где «чем выше запасы, тем больше давление на краткосрочные цены, что только увеличивает стимул для хранения», — говорит Citi  Futures' Evans. Единственным способом разбить тот цикл является увеличение процентных ставок, говорит Verleger, что увеличило бы расходы на финансирование строительства хранилищ. «Пока деньги дешевые, будет иметь смысл строить хранилища в США.
 

С еще большими намеками Yellenкак раз на этой неделе, что процентные ставки могут оставаться низкими в течение длительного периода, и растущими доказательствами того, что низкие ставки и дефляция могут стать новой нормой для глобальной экономики, снижение не появится ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе, и хранилища могут просто продолжить расти.
 

Выводы
 

В то время как цены на нефть и USO довольно сильно упали с того момента, когда нефть стоила выше $100 за баррель, и количество буровых и риторика ОПЕК ответили на это, по нескольким причинам этих изменений не достаточно, чтобы создавать обоснованное сокращение поставок для повышения цен.
 

Глобальный спрос относительно стабилен, с риском скорее снижения, чем повышения (Китай), и растущее предложение, хранилища, рекордные уровни запасов и увеличивающийся денежный поток нуждающихся производителей, вероятно, не приведут к каким-либо существенным изменениям предложения.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.