Акции нефтяной отрасли: что дальше, как выбирать

Джон Дауд (John Dowd), менеджер Fidelity Select Energy Portfolio (FSENX) с активами в $2 млрд., ищет акции энергетических компаний, которые через два году вырастут, независимо от того, какой будет цена на нефть.

Несмотря на продолжающийся спад цен на нефть, Джон Дауд видит для энергетических компаний хорошую установку. Но имея за плечами опыт инвестирования в энергетике более 20 лет, он знает больше, чем просто как делать ставки на точное время восстановления. Вместо этого он ищет в ослабленном секторе компании, которые вероятнее всего будут лучше через два года, независимо от цен на нефть.

Это не защитило его от поражения. Фонд потерял почти 21% в 2015 году, но это лучше, чем 85% его коллег и почти на три процентных пункта лучше эталонного MSCI Energy index.

Как обстоят дела в секторе энергетики? И что думает об этом сам Дауд?

Ситуация в секторе

Есть слишком много предложения и слишком много запасов, и это толкнуло цены на сырье к отметке, на которой прибыльность наиболее низкая за несколько десятилетий.

Цены на нефть упали на 30% в 2015 году, и ожидаемая в конце года передышка так и не наступила. Нефть сейчас менее $30 за баррель, и, похоже, продолжит снижаться.

Год назад тезис состоял в том, что низкие цены на нефть скорректируются сами по себе, направляемые более высоким спросом и меньшим количеством производства за рамками ОПЕК. В США количество буровых установок сократилось и производство в третьем квартале соответственно снизилось. Спрос на нефть также был выше, чем ожидалось. Но это было компенсировано увеличением производства ОПЕК на 1,2 млн. баррелей в сутки с января. Саудиты не сократили, а, наоборот, увеличили производство.

Прогноз на грядущий год

Я осторожно оптимистичен. Осторожность возникает из-за того факта, что глобальное предложение больше, чем глобальный спрос, что заставляет запасы расти. Есть реальные опасения, что этот избыток приведёт к предельному уровню запасов, и например, резервуары заполняться настолько, что не будет возможности хранить избыточную сырую нефть. Если мы достигнем предельного уровня запасов, цены на нефть упадут с того уровня, на котором мы сейчас, в ближайшее время. Звучит не очень хорошо.

Я не инвестирую с предположением, что такое произойдет, но я также не предполагаю, что цена на нефть достигла дна и собирается пойти вверх. Из-за избытка предложения я пытаюсь инвестировать сбалансированно. В долгосрочной перспективе эти цены на нефть не жизнеспособны. Они приводят к убыткам для подавляющего большинства нефтяных компаний, создают риски для дивидендов в значительном количестве энергетических компаний, и порождают бюджетный дефицит у стран ОПЕК. Это болезненная среда. Мой оптимизм вытекает из того факта, что эти цены ведут к масштабным сокращениям инвестиций в то время, когда мы стимулируем спрос более низкими ценами на нефть.

Международное Энергетическое Агентство ждёт спада производства в регионах, не входящих в ОПЕК, таких как США, Мексика и Северное Море, на 600 000 баррелей в этом году, и ожидает рост спроса на 1,2 миллиона баррелей. Спрос был выше, чем ожидалось. Количество пройденных автомобилями миль, например, увеличилось почти на 3,4% за первые 10 месяцев 2015 года, показав лучшие темпы роста с тех пор, как Федеральное управление шоссейных дорог начало отслеживать данные в 1991 году. Цены на нефть упали из-за дополнительного предложения от ОПЕК и высокого роста производства в сланцевых регионах Северной Америки за последние три года. Но производство в США сейчас сокращается, а глобальный спрос растёт. Хороший знак.

Это падающее предложение и растущий спрос не трансформируются в более высокие цены на нефть из-за ожидаемого роста добычи нефти в Иране и возобновления добычи нефти в Ливии. Это может удержать цены на нефть. Но если вы посмотрите в 2017 и 2018 гг., у стран ОПЕК нет большой возможности для увеличения производства без увеличения инвестиций, и непонятно, откуда будут следующие предложения по поставке нефти. Если мы увидим уменьшение предложения нефти и высокий спрос на неё, мы могли бы справиться с сегодняшними излишками.

Акции в энергетическом секторе

Есть компании с хорошими активами и балансами, а есть — с дорогостоящими активами и обесцененными балансами, которым отчаянно нужен быстрый рост цен на сырье для продолжения функционирования. Я неохотно инвестирую, основываясь на сроках восстановления. Я хочу вложить в компании, которые станут лучше через два года за счет снижения затрат или завершения каких-либо крупных капитальных проектов, даже если цены на сырье останутся там, где они сейчас.

Вероятно, что мы увидим большую волатильность, но я не рассматриваю это как негатив. Во время других циклов всегда было значительное количество резервов в ОПЕК, которые предлагали буфер для скачка цен на сырье. Но, так как не ясно, сколько там сейчас резервов, после того, как на рынок возвращается Иран, высокая волатильность может стать большим сюрпризом.

Затраты по займам для многих энергетических компаний недавно возросли. Многие компании вкладывают больше денег, чем они зарабатывают. Учитывая коллапс на высокодоходном рынке, им перекрывают доступ к финансированию. Это угроза существованию некоторых компаний с более высоким левериджем, и она сокращает инвестиции в отрасли. Я не приукрашиваю. Я делаю всё возможное, чтобы инвестировать в компании, у которых есть преимущество из-за структуры низких затрат, лучших балансов и лучшего менеджмента, который понимает, как выйти с прибылью из этого цикла.

Например, Schlumberger (SLB) является одной из наших самых крупных холдинговых компаний. Большинство нефтяных сервисных компаний находятся в зависимости от сырья, их денежный поток на акцию идет вверх или вниз за ценой на сырьё. Но Schlumberger, самая крупная нефтяная сервисная компания, лучше справляется с ростом относительно цены на сырьё. Ещё до спада руководство решило, что компания не использует все преимущества своего масштаба и в состоянии улучшить маржу, обучая сотрудников выполнению более одной работы за один раз, сократить общее количество работников и увеличить производительность. У компании также нет таких проблем с балансами, которые оказывают давление на некоторых ее конкурентов. И даже с учетом сокращения расходов она генерирует свободный денежный поток. Это те возможности, которую я ищу.


Об интегрированных энергетических компаниях

Они добавляют безопасность, и это то, чего вам бы хотелось иметь в качестве страховки против сужения спредов у высокорисковых облигаций, или снижения цен на нефть. Exxon Mobil (XOM) является одним из наших ведущих холдингов. Как группа, компании агрессивно инвестировали, чтобы вывести мегапроекты на рабочий уровень. Так как эти проекты запущены и реструктуризация затрат сократила капитальные расходы, компании могут начать генерировать свободный денежный поток, если цены на сырьё восстановятся.


Что будет, если цены останутся на текущем уровне

Отрасль не работает при этих ценах. Привлекательность интегрированных компаний состоит в том, что они предлагают стабильность во времена неопределённости. Преуменьшение достоинств состоит в том, что сланцевая промышленность США может производить нефть по более низкой стоимости. Оценка сейчас отражает их безопасность, а не недостаток их относительной стоимости.

Про сланцевых производителей

У меня всё ещё их слишком много. Есть что-то в том, чтобы быть низкозатратным производителем и иметь возможность маневрировать инвестициями, основываясь на экономических условиях. Сланцевые производители с низкими издержками производства имели высокий свободный денежный поток и лучший объём на акцию без увеличения левериджа, в отличие от остальных поисково-разведочных компаний в отрасли. Мы владеем EOG Resources (EOG), которая является доминантным игроком на Eagle Ford, и неизменно поставляет одни из самых экономичных скважин в отрасли.

Нам также нравится Newfield Exploration (NFX), которая стремится сократить издержки и определить экономические границы нефтяного месторождения, которое они открыли. Компания была преобразована в течение прошлых нескольких лет, чтобы сосредоточиться на нефти в Оклахоме. Она приобретает участки, чтобы увеличить свое присутствие в отрасли, и работает над снижением стоимости скважин.

Их акции торгуются с небольшой премией к остальной поисково-разведочной группе, но я не считаю ее существенной, учитывая улучшения, которые эти компании делают.

Дивиденды значительно важнее для многих энергетических инвесторов, но мы увидели, что некоторые крупные компании, как Kinder Morgan (KMI), сократили свои выплаты. Должны ли инвесторы ожидать больше сокращений?

Риск снижения дивидендов очень реальный. Мы увидели, что это случилось с некоторыми трубопроводными компаниями, и это продолжится. Я думаю, что это больше не сюрприз для рынка. Для интегрированных нефтяных компаний, если цены на нефть остаются на уровне $30, есть проблемы.

С 1990 года до 2008 года отрасль стала менее продуктивной, нуждаясь в большем количестве скважин, чтобы получить то же количество нефти. Это подтолкнуло цены на сырье вверх, и энергетические сервисные компании преуспели. Теперь производительность улучшается. Качественные поисково-разведочные компании учатся бурить быстрее, бурить более дешёвые скважины и больше получать на тот же доллар капитальных затрат. Это помеха для энергетической сервисной отрасли.

О том, что сейчас более привлекательно

Компании с маленькой капитализацией. Когда отрасль подхватывает простуду, компании с маленькой капитализацией заболевают пневмонией. У отрасли пневмония, так что компании с маленькой капитализацией оказались разрушены. Некоторые торгуются по стоимости компании, которая меньше, чем сумма денег, вложенная ими за последние два-три года. Я уменьшаю риски для интегрированных нефтяных компаний, которые являются убежищами из-за их стоимости, и увеличиваю для некоторых более мелких поисково-разведочных компаний. Почти 30% активов фонда находятся в компаниях с рыночной стоимостью менее $8,5 млрд. Фонд владеет, например, Encana (ECA), у которой рыночная стоимость $4,2 млрд., и PDC Energy (PDCE) с $2,1 млрд.

Акции, безусловно, более волатильны, но мы работаем над проблемой определения, какие компании принимают на себя больше риска, чем это необходимо, и которые оценены так, словно ситуация хуже, чем есть на самом деле.

Рынок концентрируется на краткосрочных тенденциях по запасам и игнорирует тот факт, что причина спада была устранена. Вот почему я очень оптимистичен в долгосрочной перспективе.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Интересно, проганялись ли какие-то из этих недооцененных компаний через Value Analytics?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.