12 причин ненавидеть акции банков

Для банковских акций было тяжелое десятилетие, которое заставило многих инвесторов разочароваться во всей отрасли. Мы подходим к 10-летию докризисной максимальной точки отрасли, и вот 12 причин, по которым инвесторы должны ненавидеть банковские акции.

1. Отчет о прибылях и убытках банка – это скорее догадка

В 2015 году Citigroup (C) сообщила о годовой чистой прибыли в $17,2 млрд согласно GAAP. Однако, с поправкой на неконтролируемый интерес, совокупная чистая прибыль Citigroup составила $11,1 млрд. Однако, опять же, налогооблагаемая чистая прибыль равна $20,4 млрд за год, основанная на $6,1 млрд налога на прибыль и заявленной эффективной налоговой ставке 30%.

Так сколько же чистой прибыли на самом деле заработала Citigroup, или любой другой банк, за определенный период времени?

Правда заключается в том, что никто не знает. Ответ зависит от того, какие правила учета вы используете, как руководство решило оценить свои триллионы долларов активов и пассивов в балансе, и каким цифрам вы поверите как наиболее точным в пределах допустимой ошибки.

Всего активы Citi в конце года составляли $1,7 трлн. Что такое допустимая ошибка для организации, у которой так много активов в балансе? Вот за это можно ненавидеть банковские акции.

2. У банков совершенно непонятные балансы

Если вы думаете, что отчет о прибылях и убытках банка сложный, то баланс вы действительно возненавидите. Возьмите, например, JPMorgan Chase (JPM). В конце второго квартала JPMorgan сообщила о совокупных активах в $2,47 трлн, общих обязательствах в $2,2 трлн и капитале всего в $252 млрд. Это все достаточно просто, даже если это единственный раз, когда вам придется иметь дело с триллионами.

Однако когда вы пойдете на один уровень дальше, все становится мутным. Очень мутным.

В балансе есть «торговые активы – долговые инструменты» на $216 млрд, $102 млрд «заимствованных ценных бумаг» и $192 млрд «прочих беспроцентных доходных активов». А еще $123 млрд комбинированных рисков участия в деривативных сделках, или, по крайней мере, рисков участия в деривативных сделках, явно названных как таковые. Внебалансовые риски найти еще труднее и, даже больше, их невозможно выяснить.

Это хороший момент, чтобы остановиться на мгновение и задуматься. Помните, что мы говорим об активах на миллиарды и триллионы долларов – главным образом, договорах — ловко названных и представленных в таких общих выражениях, что о них очень легко умолчать. 

С командой из нескольких сотен бухгалтеров и за несколько месяцев работы вы, вероятно, сможете выяснить, что на самом деле представляют все эти показатели отчетности. Если у вас этого нет, вряд ли это возможно.

3. Финансовая отчетность банка, в общем, ужасна для чтения

Бухгалтерский учет банка, в общем, ужасный. Одних только аббревиатур достаточно, чтобы вынудить уйти с работы даже самого опытного бухгалтера. 

Есть HQLA (high-quality liquid assets – высококачественные ликвидные активы), коэффициент CET 1 (он даже не стоит того, чтобы с ним разбираться, а еще меньше этого стоят четыре других часто используемых коэффициента для капитала), DVA/CVA/FVA (debit, credit, and funding valuation adjustments – дебетовая, кредитовая и финансируемая переоценки), SLR (supplementary leverage ratio – дополнительный леверидж), и… ну вы уловили мысль. Список можно продолжать бесконечно. Но я не буду, потому что ненавижу специализированный жаргон бухгалтерского учета банка.

4. Банки живут и умирают с левериджем

Первые три причины для ненависти банковских акции все о том, как трудно понять хоть что-то из финансовой отчетности. Четвертую причину понять гораздо проще, но это может быть даже страшнее: банки используют кучу левериджей.

У большинства банков на сегодняшнем рынке около $10 активов на каждый $1 капитала. Это означает, что если активы банка потеряют всего 10% стоимости, весь базовый капитал банка будет просто стерт.

Здесь очень много рисков, и это еще одна причина для ненависти.

5. И, тем не менее, рентабельность на капитал не особо хорошая

Можно подумать, что с таким левериджем у банка не будет проблем с рентабельностью на капитал. Оказывается, что это не совсем так. В соответствии с самыми последними данными, средний банк США заработал всего 8,62% на капитал по состоянию на 31 марта. Этого недостаточно, чтобы даже покрыть расчетную стоимость капитала банка, которая, как правило, считается 10%.

Даже самые лучшие банковские акции, такие как U.S. Bancorp (USB) или Wells Fargo (WFC), оставляют желать лучшего в рентабельности на капитал. По сравнению с лидерами других отраслей, даже эти высокие показатели кажутся низкими.

 

6. Банки являются одними из наименее любимых брендов

Когда потребители любят компанию, ей гораздо легче продавать продукцию, открывать новые рынки и создавать такую пиар шумиху, которая может управлять сильными показателями инвестиций. К сожалению, у банков такого преимущества нет.

Bank of America (BAC) является прекрасным примером. В прошлом году опрос центра Зогби в США показал, что один из четырех клиентов, которые ответили на опрос, оценили обслуживание клиентов банка как плохое. Это нехорошо.

В прошлом году, опрос Харрис попросил 27 000 людей назвать их самые любимые и наиболее ненавистные бренды. Ни один банк не попал в 20 самых любимых брендов. Однако среди 20 нелюбимых было полно банков, во главе с Goldman Sachs как самым ненавистным брендом всего исследования. Bank of America была десятым худшим брендом, Citigroup – 12 и JPMorgan – 14.

Плохая репутация не обязательно означает, что банковские акции – это хорошая или плохая инвестиция. Но если так много потребителей не любят свои банки, почему их должны любить инвесторы?

7. Причина «худшего финансового кризиса со времен Великой депрессии»

Финансовый кризис и Великая Рецессия – это то, что называют большинство людей, когда говорят о причинах ненависти к банкам.

Банки одолжили деньги заемщикам, которые не могли вернуть их. Иногда этим заемщикам не хватало даже элементарной финансовой грамотности, чтобы разобраться с условиями кредита. В другие времена банки не беспокоились о том, чтобы проверять доходы заемщиков, чистые активы или кредитоспособность. Это было, в лучшем случае, вопиюще безответственной ситуацией.

Легкие деньги, наряду с множеством других факторов, подпитывали пузырь на рынке недвижимости, который, как мы все знаем, почти обрушил всю мировую финансовую систему.

Многие ненавидят, что это произошло, и ненавидят, как банки той эпохи подвели своих клиентов и акционеров.

8. Крупные банки слишком взаимосвязаны друг с другом

Сложности финансовой отчетности одного банка недостаточно, инвесторы также должны иметь дело с еще более сложными взаимосвязями финансовой системы в целом.

Лучший и самый страшный пример – Lehman Brothers в 2008 году. Банкротство Lehman не только нанесло вред акционерам и сотрудникам компании. Оно катализировало панику, которая заморозила рынки капитала, вызвала падение Dow Jones Industrial Average на 5000 пунктов и даже вызвала крах правительства Исландии.

Финансовый мир, хотя сейчас и лучше защищенный, чем в 2008 году, до сих пор взаимосвязан как никогда. Мировые регуляторы требуют от 30 банковских холдинговых компаний поддерживать повышенные коэффициенты достаточности капитала, потому что они являются «мировыми системно значимыми банками». Возглавляемые JPMorgan, все четыре мегабанка США находятся в списке.

Для инвестора покупка акций одного банка, в некотором смысле, является покупкой акций во взаимосвязанной сети мировой финансовой системы.

9. Too big to fail (слишком большой, чтобы рухнуть)

Для непосвященных идея, что банк «слишком большой, чтобы рухнуть», может звучать как отличная вещь. Если банк не может рухнуть, то мои акции тоже не могут, правильно?

Неправильно.

Быть слишком большим, чтобы рухнуть, просто означает, что правительство не позволит банку прекратить деятельность. Огни будут гореть, но акционеры окажутся в темноте.

Не верите? Просто спросите инвесторов Citigroup или American International Group, которые присутствовали при спасении во время кризиса.

 

10. Too big to jail (слишком большой, чтобы сесть в тюрьму)

Слишком большой, чтобы сесть в тюрьму – это еще одна вещь, которую многие ненавидят в банковских акциях. За последние 10 лет регуляторы, законодатели и даже Министерство юстиции наложило штрафы, предписания, обвинения против целого ряда банков по всему миру. Эти банки были виновны во введении заемщиков в заблуждение, фальсификации процентных ставок, злоупотреблении служебным положением и другой незаконной деятельности.

Тем не менее, никаких существенных правовых последствий для руководителей, ответственных за деятельность в этих банках, не последовало. Да, некоторые руководители банков потеряли свои рабочие места и, возможно даже свои репутации, но чаще всего они смогли мягко приземлиться с огромным выходным пособием, уклонившись от личной правовой ответственности.

Взять, к примеру, расследование 2012 года в отношении HSBC (HSBC). Банк был пойман на отмывании денег для мексиканских наркокартелей и стран, находящихся под санкциями ООН. Под давлением финансовых регуляторов Министерство юстиции приняло штраф в $1,2 млрд вместо того, чтобы вести преследования отдельных банкиров.

Деньги от продажи наркотиков отмывались в мексиканском бизнесе банка. Руководитель, отвечавший за тот бизнес, вышел на пенсию в 2012 году, получив 782 000 фунтов оплаты плюс на 4,2 млн фунтов акций HSBC как часть бонуса. Это действительно можно ненавидеть.

11. Банковская отрасль – одна из наиболее регулируемых

После финансового кризиса новые регламенты завалили банки изменениями, правилами, отчетами и надзором больше, чем когда-либо прежде. Есть закон Додда-Франка, Базельские соглашения, квалифицированные ипотечные правила, изменения существующих норм в сфере недвижимости, стресс-тесты ФРС и многое другое.

Необязательно надо ненавидеть то, что банки так сильно регулируются. Учитывая, что мы уже обсуждали здесь, многие из этих правил являются необходимостью. Но инвесторы в банковские акции могут ненавидеть то, что банки вынуждены выделять очень много ресурсов, чтобы всему этому соответствовать, вместо инноваций и инвестиций для будущего роста.

12. Банковская отрасль созрела для распада

Банки существуют тысячу лет и большую часть этого времени бизнес-модель действительно не менялась. Простыми словами, банки собирают вклады от клиентов и затем вкладывают эти деньги в высокодоходные кредиты и долги. Добавьте некоторые комиссионные доходы от других финансовых услуг, вычтите расходы на то, чтобы держаться на плаву, и все, что останется – это прибыль. Это довольно просто, и это работает веками.

Однако сегодня банки сталкиваются с проблемами, ранее неслыханными. С одной стороны, bitcoin и другие цифровые платежные технологии создают проблемы для операционного бизнеса банков. С другой стороны, рыночные кредиторы, такие как Lending Club (LC), используют интернет, чтобы исключить банки из процесса кредитования, предоставляя клиентам более легкий доступ к капиталу и выплачивая инвесторам гораздо более высокую доходность, чем банки когда-либо могли. Искусственный интеллект и машинное обучение также меняют бизнес управления активами, в то время как посещаемость в отделениях банка сокращается уже годы, заменяемая сначала онлайн-банкингом, а, недавно, и мобильным банкингом.

Как инвестор, вы бы предпочли владеть акциями компаний, которые совершают прорыв, или теми, которые от этого прорыва страдают?

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

немного в защиту банков
экономика момента такова, что центральные банки дешевыми деньгами компенсируют снижение экономической эффективности компаний и домохозяйств. оператором этого процесса являются банки.
В долгосрочный вэлью портфель я сам побоялся бы брать банки, разве что мелкие коммьюнити банки в Штатах с сильными балансовыми листами. Но это как правило неликвид и сильно зависит от индустрии. Сначала идет крупняк, затем подтягивает мелкуту до балансовой стоимости. Это и есть тот момент, когда надо скидывать акции мелких банков.
По поводу сложной отчетности и учета согласна. Разобраться в этом у банка ой какое непростое дело.

У аудиторов даже раньше, когда аттестаты еще Минфин выдавал, они были разные для общего аудита и аудита банков. И аудиторы с общим атетстатом проверить учет и отчетность банка просто не могли, но не потому, что атетстата нет нужного, а в силу наличия слишком многих особенностей и нюансов деятельности.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.