К чему может привести покупка недооцененных акций

Спустя десятилетия превышения среднерыночных показателей, недооцененные акции стали отставать после финансового кризиса. В чем их ценность сегодня?

Ранее в этом году Публичная Библиотека Бостона сообщила о том, что две картины (одна Рембрантда, другая — Дюрера) были утеряны, и, предположительно, даже украдены. Немного позже, однако, картины нашли в целости и сохранности, всего лишь в 80 футах от того места, где они должны были быть. Может быть с так называемой премией (value premium) произошло что-то подобное?

Безусловно, она исчезла. Раньше инвесторы всегда могли полагаться на тот факт, что покупка самых дешевых акций была залогом опережающих рынок прибылей. Эти недооцененные акции прошли периоды массовых неудовлетворительных показателей – во время технологического бума, доходность индекса Russell 1000 Value составила менее половины роста коллег — но всегда снова заявляли о себе. С 1926 года самые дешевые акции на рынке превзошли свои более дорогие аналоги на 4,6 процентных пункта ежегодно, согласно данным, представленным Dartmouth’s Kenneth French.

Но это было тогда. С февраля 2007 года самые дешевые акции в США отставали от более дорогих на 2,6 процентных пункта ежегодно. Это был продолжительный период спада, восемь лет и семь месяцев, который является самой длительной полосой невезения с 1926 года.

Итак, имеет ли это отношение к премии? Не обязательно. В то время как использование традиционной меры стоимости – отношение балансовой стоимости компании к ее цене – стало причиной разочаровывающих прибылей, стали появляться другие критерии. Это говорит о том, что премия не исчезла – просто она не там, где предполагалось.

Став популярным благодаря Уоррену Баффету, вэлью инвестирование это покупка дешевых акций при допущении, что в их цену уже заложены все самые плохие события. Позднее обнаружили, что есть премия, которая должна образоваться при покупке самых дешевых акций – каждой из акций — и которая позволит им расти.

Перебрав все возможные коэффициенты – в том числе прибыль к цене акции, дивидендная доходность (dividend yield) и продажи к цене — мерой оценки было выбрано отношение цены к балансовой стоимости (Price/Book Value Ratio, P/B), скорее всего за его стабильность: актив и пассив, две составляющей балансовой стоимости, не претерпевают сильных изменений от года к году. И отношение балансовой стоимости к цене также стало определяющей характеристикой для Индекса Russell 1000 Value, важного эталона для оценки фондов. В течение нескольких лет этот выбор так и оставался незамеченным, так как для акций, дешевых по коэффициенту P/B, использовались другие метрики, например прибыль к цене.

Это все изменилось после обвала доткомов, говорит квантовый стратег Nomura Joseph Mezrich, который отметил, что рынок начал различать разные виды стоимости. У акций, которые были дешевыми на основе балансовой стоимости, например, стали прослеживаться признаки дефолта, в то время как дешевые акции на основе прибыли стали относится к доходным с меньшим риском неплатежа. Ничего удивительно тогда нет в том, что сейчас она движутся в противоположных направлениях.

Так происходило до этого года. В то время как самые дешевые по балансовой стоимости акции отставали от самых дорогих на 15 процентных пунктов, самые дешевые по прибыли превзошли самые дорогие на 13,6 пунктов. «Люди воспринимают это как то, что стоимость потерпела неудачу ,–говорит Mezrich.– Но часть из них работают прекрасно».

Это не просто дискуссия для умников. В зависимости от того, как определена стоимость, инвесторы могли бы закончить год с инвестпортфелем, утяжеленным акциями энергетического сектора, например Exxon Mobil (XOM), промышленниками типа General Electric (GE), и финансовыми компаниями, как например Wells Fargo (WFC) – тремя наиболее крупными позициями в биржевом фонде iShares Russell 1000 Value (IWD). Или же портфель мог быть более сбалансированным с учетом технологических компаний как Micron Technology (MU), здравоохранительных компаний, например Gilead Sciences (GILD), и медиа-компании, таких как Viacom (VIAB).

По словам Bill Smead, учредителя Smead Capital Management и управляющего менеджера Smead Value fund (SMVLX), для него это тоже серьезный вопрос. Конечно, акции в секторах энергетики, сырья и промышленности могли бы выглядеть дешево на основе коэффициента P/B, но они не соответствуют другим критериям, включая способность генерировать чистый денежный поток. Вместо этого, у него есть большие позиции по компаниям типа Amgen (AMGN), Gannett (GCI) и Tegna (TGNA), которые выглядят более дешевыми по цене, но соответствуют тем критериям.

Это отражает сдвиг в экономике США от интенсивно использующих активы бизнесов к бизнесу, основанному на модели asset-light (облегчение основных фондов), которая больше полагается на интеллектуальную собственность. Но это значит, что такие активы, как у Bill Smead, не всегда соответствуют критериям “недооцененных”, часто полагающихся на коэффициент P/B. Morningstar, например, называет Smead Value фондом «большой смеси», который смешивает рост и стоимость. «Мы не похожи на классического value менеджера, потому что мы не полагаемся на балансовую стоимость», – говорит Smead.

Но, как они говорят, стоимость находится в глазах смотрящего.

Ни в одном секторе связь между балансовой стоимостью и риском неплатежа не прослеживается так очевидно, как в энергетике. В течение последних 12 месяцев облигации, выпущенные энергетиками инвестиционного уровня, принесли инвесторам убыток в 7,1%, в то время как убытки компаний с «мусорным» рейтингом составили в общей сложности 18%. Это отражает обеспокоенность тем, что из-за более низких цен на нефть и газ энергетическим компаниям станет труднее вернуть долг. И если кредиторы, которые по крайней мере в очереди и могут что-то получить в случае неисполнения обязательства, волнуются, представьте, как чувствуют себя инвесторы, которые потеряют при банкротстве все? Неудивительно тогда, что индекс S&P 1500 Energy Sector Index, в который входят и крупные, и мелкие нефтегазовые компании, упал на 15% в течение того же периода.

Инвесторы имеют полное право беспокоиться. Если цены на нефть и природный газ не вырастут, некоторые нефтяные компании в действительности ждут трудные времена, и уже скоро, когда им придется выбираться из этого болота. Акции Swift Energy (SFY), например, упали на 94% за последние 12 месяцев. Они упали на 41% до 24 центов на прошлой неделе, после того, как буровая компания объявила, что он не выплатит держателям облигаций причитающиеся им проценты.


Но не все энергетические компании поставят под удар свои облигации. И именно такие компании предоставят инвесторам лучшую возможность, если нефть и газ скакнут, говорит Neal Dingmann, аналитик SunTrust Robinson Humphrey. Акции Gulfport Energy (GPOR), например, упали на 42% за последние 12 месяцев, несмотря на тот факт, что подлежащие погашению в 2020 году облигации снизились всего на 1%. «Держатели облигаций говорят мне, что компания движется в никуда», – говорит Dingmann.


Также в списке Whiting Petroleum (WLL). В этом году она упала еще на 57% и сейчас торгуется всего за $14,24, но ее облигации чувствуют себя как раз прекрасно. Таким образом, стоит ли покупать Whiting Petroleum сейчас?

Возможно. Однако David Tameron из Wells Fargo говорит, что Whiting делает сейчас все, что должна делать, включая сокращение затрат и подготовку к тому, что нефть будет дешевой еще долго, – неплохая идея, учитывая, что нефть сильно упала после заседания ОПЕК. Например, Whiting продала почти $400 млн. активов, чтобы укрепить его баланс, и Tameron говорит, что она могла бы заработать еще $800 млн., продав другие активы, которые он описывает не как “необходимость”, а как “потенциальный катализатор для акций”.

Whiting больше всего выиграет от более высоких цен на нефть. С акциями, торгующимися по всего лишь по 0,7-кратной балансовой стоимости – намного ниже средней по отрасли в 1,2 и индекса S&P 500 в 2,7 – и облигации, с которыми все ясно, она могла бы подойти для инвесторов, ищущих акции, которые отыграются на скачке нефти.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.