Какие акции лучше покупать на ближайшие 5 лет. Cable ONE, Inc - Вэлью-кандидат?

Cable One, Inc. является поставщиком телекоммуникационных услуг в США и бывшей «дочкой» Graham Holdings Company.

Компания является одним из 10 самых крупных провайдеров в США и предоставляет более 730 000 клиентам услуги высокоскоростного доступа в интернет, кабельного телевидения, беспроводного доступа в интернет и услуги телефонной связи. Услуги телефонной связи включают бесплатные местные и междугородние звонки в США.

Cable One предоставляет эти услуги в небольших населенных пунктах в 19 штатах: Алабама, Аризона, Арканзас, Айдахо, Айова, Канзас, Луизиана, Миннесота, Миссисипи, Миссури, Небраска, Нью-Мексико, Северная Дакота, Оклахома, Орегон, Теннесси, Техас, Южная Дакота и Вашингтон.

В компании работает 2 000 сотрудников, годовые продажи составляют $800 млн.



Почему Cable One?

Cable One была выбрана, потому что это отличная компания по разумной цене. Компания имеет значительные конкурентные преимущества, у нее есть различные возможности для роста прибыли, и она хорошо управляется.

Бизнес и История

В 1948 году Лерой Э. «Эд» Парсонс (Leroy E. «Ed» Parsons) из Астории, Вашингтон узнал, что радиостанция в Сиэтле (в 125 милях) должна была транслировать телевизионный сигнал. Он выяснил, что при помощи большой антенны на крыше местного отеля он мог бы этот сигнал получить. Он проложил коаксиальный кабель из оттуда вдоль улицы в свою квартиру.

Когда телеканал (сейчас это KING-TV) вышел в эфир в ноябре 1948 года, Парсонс был единственным в Астории, кто мог его смотреть. Затем Парсонс присоединил к своей коаксиальной сети другие домохозяйства. Он установил единовременную плату $125 за настройку и ежемесячную плату $3 за предоставление услуги. И конечно, он продал много телевизоров.

Парсонс считается отцом кабельного телевидения (community antenna television, CATV). К 1962 он владел почти 800 кабельными системами, обеспечивающими 850 000 абонентов. Известные корпорации, такие как Westinghouse, TelePrompTer и Cox начали инвестировать.

Однако Федеральная комиссия по связи (Federal Communications Commission, FCC) приняла сдерживающую политику, ограничив способность операторов кабельного телевидения предлагать фильмы, спортивные соревнования и синдицированные передачи.

В 1972 году Чарльз Долан (Charles Dolan) и Джеральд Левин (Gerald Levin) из Sterling Manhattan Cable запустили первую платную кабельную сеть, Home Box Office (HBO).

В 1975 году Radio Corporation of America (RCA) запустил свой коммерческий центр спутниковой связи. Предоставляя спутник в аренду, HBO добился мгновенного общенационального присутствия.

Второй службой, использовавшей спутник, была местная телевизионная станция в Атланте, которая транслировала преимущественно спортивные передачи и классические фильмы. Это станция, которой владеет
“Тед” Тёрнер (R.E. “Ted” Turner), вскоре стала известна как первая «суперстанция», WTBS. К концу десятилетия рост продолжился, и уже почти 16 миллионов домашних хозяйств были клиентами станции.

Спутники подготовили почву для взрывного роста. Провайдеры принимали сигналы и передавали их своим клиентам по коаксиальным кабелям. По всей Америке домохозяйства были счастливы, когда рабочие прокладывали им кабель в дом. Кабель, которым владела и управляла местная кабельная компания.

В 1985 году компания Washington Post (сейчас Graham Holdings) согласилась заплатить $350 млн. за 53 кабельные сети, которыми владели Capital Cities/ABC. Недавно объединенная компания была вынуждена продать свои активы из-за правил, установленных FCC.

В 1992 году была уважительная причина волноваться о будущем вещательного телевидения. В большинстве небольших городов у провайдеров не было конкурентов, и вещательные компании в от них при распространении своих программ. В этот момент Конгресс увидел в провайдерах угрозу.

Эти проблемы стали причиной принятия Закона о кабельном телевидении (The Cable Television Consumer Protection and Competition Act of 1992, или просто the 1992 Cable Act ), который установил новые правила, регулирующие передачу по кабельным системам сигнала вещательных компаний. Закон предоставил вещательным компаниям две вида гарантий такой передачи. В первом случае вещательной компании присваивался статус обязательного поставщика («must carry»), который давал право на автоматическую бесплатную передачу. Второй вариант состоял в том, чтобы избрать статус «согласия на повторную передачу» (“retransmission consent”), что позволяло вещательной корпорации брать плату с провайдеров за передачу их сигнала.

Важно, что местные каналы стали единственным легальным источником телепрограмм; телерадиовещательные компании фактически были наделены монополией на местном уровне. До сегодняшнего времени этот статус монополии на местных рынках сохраняется из-за запрета поставлять контент из альтернативных источников, наложенного FCC на провайдеров. В результате телерадиовещательные компании стали наглее в своих требованиях.

Между 1996 и 2002 годом провайдеры осуществили масштабную модернизацию своих сетей на сумму $65 млрд., в результате чего появились гибридные сети повышенной производительности из оптического волокна и коаксиального кабеля. Эти модернизированные сети предоставляют данные двух видов (видео и голосовой сигналы) по одному коаксиальному кабелю.

В свое время, кабельные сети Washington Post, которые получила компания, стали известны как Cable ONE. Дочерняя компания стала одной из 10 самых крупных кабельных компаний в США. Компания, в отличие от более конкурентоспособных городских провайдеров, работает в сельской местности и на более мелких рынках.
В этом году Cable One была выделена из Washington Post Company (сейчас Graham Holdings). Акции Cable One стали открыто торговаться на бирже (NYSE: CABO).

Последние лет пять Cable ONE не повышала плату за свои услуги. И вот совсем недавно было объявлено об увеличении стоимости высокоскоростного доступа в интернет на 5$ в месяц, начиная с октября 2015 года.
Также компания объявила об увеличении скорости потока широкополосного интернета в два раза для новых и существующих клиентов. Скорость на базовом тарифе будет увеличена с 50 мб/с до 100, а на тарифе Премьер — с 75 мб/с до 150.

Сегодня новые клиенты могут подключить тариф со скоростью 100 мб/с за $35 за первые три месяца обслуживания. В 2016 году компания начнет предлагать тарифы со скоростью 1 000 мб/с (Гигабит).

Конкурентные преимущества

Нормативные и коммерческие силы

В США, когда клиент оплачивает ежемесячный счет за услуги (а это примерно $80), каждый канал получает часть этих денег. Это сумма, уплачиваемая кабельной компанией каналу за право трансляции, называется contribution fee.



Большая часть этих денег достается ESPN Disney: почти $6 за месяц. В известном смысле (или, возможно, по существу) кабельные компании стали агентством по сбору денег от имени ESPN и других каналов.

Десятилетиями провайдерам приходилось транслировать эти каналы, чтобы привлечь достаточно клиентов и покрыть высокие расходы на свои сети. Поддерживать кабель, проложенный вдоль улицы и связывающий всего два дома, дело не очень прибыльное. Вот почему компании кабельного телевидения передают все каналы всем желающим в округе.

Однако, устанавливая все возрастающую плату для подписчиков, телерадиовещательные компании окончательно сломали экономику масштаба. Переменные затраты на contribution fee сейчас намного превышают фиксированные расходы на поддержание сети (капитальные затраты). Сколько бы ни прибавлялось клиентов, кабельная компания не может получить прибыль.

Не говоря уже о таком моменте, как то, что каждый абонент уплачивает contribution fee за каждый канал, в том числе за те, которые он никогда не смотрит.



Это не может продолжиться вечно и когда-нибудь прекратится.

Фундаментальные преимущества

Возможно, FCC может рассказать кое-что о телекоммуникационной индустрии в США, но ее правила и нормы подчиняются законам физики/природы.

Большинство домашних хозяйств в сельских районах США имеются два потенциально возможных способа физического выхода в интернет. Это витая пара телефонных проводов и коаксиальный (телевизионный) кабель.

По определенным физическим причинам витая пара телефонных проводов может передавать максимум 200 Мегабит данных в секунду (мб/с). В нынешних условиях, новый стандарт связи DSL (G.Fast) мог бы увеличить скорость передачи до 1 000 Мб/с на расстоянии более 250 метров.

В густонаселённых районах этого скорее всего будет достаточно, чтобы подсоединить сотни домов к ближайшему оптоволоконному узлу. Если в окрестностях нет оптоволокна, плотность населения делает экономически оправданным расширение близлежащей сеть. Вот почему AT&T и другие компании прокладывают в городах сеть с доведением оптического кабеля до окрестностей (Fiber To The Neighborhood, FTTN).

В сельской же местности нет сотен потенциальных абонентов в радиусе 250 метров. И там Cable ONE владеет и эксплуатирует множество сетей из коаксиального кабеля. Этот кабель был разработан для передачи видеосигнала на большие расстояния. При этом не имеет значения, аналоговый это сигнал или цифровой. Также не имеет значения, идет загрузка данных (download) или отдача (upload). Здесь уже дело в настройках устройств на каждом конце кабеля.

Стандартный коаксиальный кабель DOCSIS 3.x может передавать данные со скоростью 10 000 Мб/с на мили вокруг. В населенных пунктах, которые обслуживает Cable One, сотни домов могут быть подсоединены к высокоскоростному оптоволоконному узлу. И необходимости перекапывать газоны при этом нет.

Другой способ (по крайней мере, теоретический) передачи данных сос скоростью 1 000 Мб/с (1 Гигабит), не портя газоны, это передача «по воздуху» (Wifi/WiMax).

Как это происходит:

1.Cable ONE владеет правами на частоты Wi-Fi в населенных пунктах, которые обслуживает.

2. Эффективность спектра Wi-Fi/радио очень быстро ухудшается при возрастании количества одновременных пользователей.

Как выяснили водители грузовиков и офицеры полиции в семидесятых годах, радиосвязь работает лучше всего в том случае, когда каждый пользователь терпеливо ждёт своей очереди, чтобы что-то сказать. Слишком много одновременных пользователей разрушают все значимые коммуникации. Wi-Fi, также как 4G, это радиотехнологии. Вот почему сотовые тарифы становятся непомерно дорогими после того, как вы достигли установленного лимита.

Cable ONE – единственная компания, которая может физически предложить высокоскоростную передачу данных до 10 000 Мб/с в местностях, которые она обслуживает. Сейчас обычный абонент получает скорость 100 Мб/с, но у Cable ONE есть уже готовая инфраструктура, чтобы соответствовать запросам пользователей, когда они увеличатся в 10 раз. Дважды. Сети DSL не могут такого, что фактически делает Cable ONE монополистом по предоставлению услуг высокоскоростного интернета в сельской местности.

Стоимость

Справедливая рыночная стоимость

Altice недавно заплатил $9 млрд. за 70%-ную долю в Suddenlink. По своей структуре активов Suddenlink очень похожа на Cable ONE, за исключением того, что Suddenlink в три раза больше. Доход превышает доходы Cable ONE в три раза, и Suddenlink обслуживает в три раза больше домохозяйств. Из этой сделки напрашивается вывод, что Cable ONE стоит 4,25 млрд. долларов. Это $720 за акцию.

В недавней сделке другой покупатель, Charter Communications Inc., уплатил $10 млрд. за 75-%-ную долю в Bright House Networks. Bright House Networks тоже очень похожа на Cable ONE и опять же в три раза больше ее. Эта сделка также подтверждает предыдущую оценку. Президент Bright House Networks, Naomi Bergman, является членом совета директоров Cable ONE.

Сила генерирования прибыли

Cable ONE торгуется примерно по 17x прибыли 2014 г. Между тем компания собирает примерно $50 за месяц по тарифу для физических лиц со скоростью 100 мб/с. Это по крайней мере на 20% ниже стоимости, взимаемой Cox и Comcast за аналогичные услуги и более чем на 30% ниже, чем у Mediacom и Suddenlink.

Учитывая, что Cable ONE зарабатывает $400 млн. выручки от передачи высокоскоростных данных (и физическим лицам, и организациям), компания могла бы увеличить свою операционную прибыль на $80 млн. (а это прирост в 14$ операционной прибыли на акцию), повысив цены до того же уровня, что и у конкурентов.

Имейте в виду, что компания повысила цены на 10% в этом году и все еще продолжает увеличивать число абонентов.

Очевидно, что этот момент не упускают потенциальные покупатели, готовые принять на себя больше долгов для консолидации этой отрасли.

Рост

Инвесторы оценивают Cable ONE по разумным потенциальным данным по прибыли, но совершенно не учитывают тот факт, что Cable ONE, и только Cable ONE, обладает уникальной готовой инфраструктурой, способной удовлетворить потенциальное увеличение спроса на передачу данных данные в 1 000 раз в тех населенных пунктах, которые она обслуживает.

Оставив в стороне возможность того, что Cable ONE захватывает долю у поставщиков DSL, есть определенная вероятность, что увеличивающееся число домохозяйств прекратять платить каждый месяц по $80 за подписку на ТВ каналы, и перейдут на услуги высокоскоростной передаче данных стоимостью $55. Они могут подписываться на телеканалы Hulu/Netflix/Apple/Sony или, фактически, и на ESPN, через интенет.

Один абонент, который платит $55 в месяц, приносит Cable ONE прибыль в $20. Абонент телевидения платит $80, оставляя при этом компании прибыль в $5. Любое преобразование будет способствовать росту прибыли.
Причина этому состоит в том, что, в отличие от ТВ подписки, Cable ONE не нужно перечислять плату за вклад $40 телеканалам Disney/ESPN и Viacom.

Менеджмент

Исполнительный директор Cable ONE — Томас Майт (Thomas Might). Он занимает эту должность с 1994 года. Г-н Might пришёл в Washington Post в 1978 году после того, как он получил степень MBA в Гарвардской школе бизнеса. До этого г-н Might был боевым офицером-инженером в Армии США с 1972 по 1976 год.
В 1993 году г-н Might был повышен до должности президента и главного операционного директора в Post-Newsweek Cable, приняв на себя ответственность за кабельные системы Washingtin Posts. В июне 1997 года он сменил название Post-Newsweek Cable на Cable ONE.

Г-н Might также является директором в American Cable Association, C-SPAN, и National Cable Satellite Corporation. Также он — директор Cable Television Laboratories, Inc.

Thomas Might владеет акциями общей стоимостью $15 млн., что составляет примерно 6 его годовых окладов.

В совете директоров вы найдёте (среди прочих):

Walace Weitz и Thomas Gayner; два очень уважаемых инвестора.

От Bright House Networks, LLC, — Naomi M. Bergman. Г-жа Bergman– Президент Bright House Networks, LLC, ведущей компании кабельного телевидения в США. Кроме того, г-жа Bergman является Председателем Society of Cable Television Engineers.

Также она участвует в Federal Communications Commission Technical Advisory Committee and the CableLabs Technical Advisory Committee. Г-жа Bergman — Попечитель в Университете Рочестера (the University of Rochester).

Г-н Alan G. Spoon из Polaris Partners. Polaris Partners – частная инвестиционная фирма, которая предоставляет венчурный капитал для компаний на стадии их развития. Г-н Spoon был главным операционным директором и директором The Washington Post Company с марта 1991 года до мая 2000 года, и этой же компании с сентября 1993 года до мая 2000 года. Г-н Spoon также входит в совет директоров Danaher и IAC/InterActiveCorp. Кроме того, он являлся членом совета директоров в Getty Images, TechTarget, Inc, Human Genome Sciences, Ticketmaster and American Management Systems.

Brad Brian из Munger, Tolles & Olson. Г-н Brian также является со-управляющим партнёром Munger, Tolles & Olson. Этот юридическая фирма — очень компетентная фирма из Berkshire Hathaway. И Munger, и Olson – директора этой компании.

С точки зрения владельца, это именно та группа людей, которых вы хотели бы видеть в качестве управляющих вашим бизнесом. Это совет директоров, которому в пору управлять Disney, Microsoft или Boeing, не говоря уже о сравнительно небольшой кабельной компании из Phoenix, Аризона.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.