Куда инвестировать? Анализ фармацевтических компаний

Недавние события выявили риски инвестирования на рынке фармацевтических компаний. Поэтому есть несколько важных моментов, которые нужно помнить инвестору.

Выдающийся средневековый ученый Невилл Когхилл (Nevill Coghill) однажды прогуливался вокруг колледжа Magdalene, когда вдруг столкнулся с довольным К.С. Льюисом (C.S. Lewis). Когда Когхилл остановил его и спросил, чему он так рад, Льюис ответил: «Я полагаю, я доказал, что эпохи Возрождения в Англии никогда не было». Эта мысль потрясла Когхилла, но он не успел ничего сказать, как Льюис продолжил: «А даже если и была, то не оказала никакого влияния».

Последние новости, связанные с Valeant (NYSE:VRX) и Turing Pharmaceuticals, заставили сильно задуматься многих инвесторов (подобно профессору Когхиллу), находится ли фармацевтический рынок в разгаре кризиса или же вся эта шумиха вокруг не имеет никакого значения.

Определенно, последние несколько месяцев на фармацевтическом рынке наблюдается явное снижение цен. По поведению акций фонда SPDR S&P Biotech можно судить об обвале в секторе биотехнологий – в прошлом году падение составило 60%. Акции этих пяти ведущих холдингов продемонстрировали волатильность.

Five Prime (NASDAQ: FPRX): +128%
Orexigen (NASDAQ: OREX): -54%
Juno Therapeutics (NASDAQ: JUNO): +52%
Dyax (NASDAQ: DYAX): +165%
Infinity Pharmaceuticals (NASDAQ: INFI): -46%

Но нужно учитывать, что весь этот «Stürm and Drang» («Буря и натиск») происходили исключительно в секторе биотехнологий. Так ли все неизбежно для крупных мировых компаний фармацевтического рынка? Прежде, чем принимать инвестиционные решения, нужно рассмотреть несколько вопросов.

Частные компании и интегрированные холдинги

Возможно, самый важный момент в инвестировании на фармацевтическом рынке это различать, так называемые частные компании и интегрированные.

Частные компании – это небольшие компании с частным капиталом, которые функционируют по идее разработки одной молекулы/структуры, либо это публично торгуемые компании, которые применяют модель облегченных активов (“asset light” model), популяризированную Фредом Хассаном (Fred Hassan) и/или Valeant. Эти компании (особенно вторые) уходят от применения традиционной бизнес-модели. Они увольняют сотрудников, избавляются от инфраструктуры, такой как зарубежные производства, и закрывают подразделения исследований и разработок. Они больше позиционируют себя как владельцы интеллектуальной собственности и дистрибьюторские компании.

Интегрированные холдинги включают и биотехнологические, и крупные фармацевтические компании. Эти холдинги используют более традиционные модели продажи/продвижения (sales/promotional models), и тратят значительные средства на исследования и разработки (обычно через стратегические соглашения с крупными клиническими исследовательскими организациями). Конечно, это очень обобщенная информация, но для инвесторов это одно из первых реальных инвестиционных решений, которое нужно принять.

Характеристики отрасли

Есть несколько примечательных фактов о фармацевтическом рынке, которые инвесторы всегда должны учитывать, если они рассчитывают на долговременный рост, прибыльности и оценивают соотношение стоимости и цены.

Себестоимость лекарства в процентах от общих расходов на здравоохранение. Примерно 10% всех затрат в области здравоохранения это лекарственные препараты для амбулаторных больных. Эта цифра скорее всего немного возрастет, после того, как появятся новые узкоспециализированные препараты, и цена лекарств широкого спектра действия поднимется выше. Как только лекарственные препараты нового поколения, такие как ингибиторы тирозин киназ при лейкозе, будут запущены, средняя стоимость подтолкнет эти цифры вверх.

Дженерики или брендированные препараты. Срок действия патентов на брендированные препараты был увеличен с 15 до 20 лет. Как только срок действия патента заканчивается, за дело обычно берутся производители дженериков и предлагают аналогичные препараты по более низким ценам. Около 80% всех рецептов в США выписываются именно на дженерики. Дженерики обычно на 80%-85% дешевле брендированных препаратов [2]. Некоторые узкоспециализированные препараты нового поколения просто невозможно производить с такой скидкой.

Справка:
Дженерик — лекарственное средство, продающееся под международным непатентованным названием либо под патентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата.


Это не свободный рынок. Сейчас в США в рамках федеральной программы медицинской помощи престарелым (Medicare) оплачивается порядка 30% всех препаратов, выписанных по рецептам, но при этом возможности повлиять на цены нет. До тех пор, пока республиканцы преобладают в Палате общин и Сенате США, мы скорее всего не увидим никаких изменений в этой сфере. Это очевидно оказывает огромное влияние на то, как формируется цена лекарства по всем направлениям.

Лекарство-«блокбастер» или специализированный препарат. Эта неспособность договориться не позволяет сфокусироваться на производстве особых препаратов в онкологии, иммунотерапии и на «лекарствах-сиротах» (англ. — orphan drugs, препарат для лечения редких заболеваний, производство которого невыгодно; законом США предусмотрено предоставление фармацевтическим компаниям, производящим такие лекарства, налоговых льгот и исключительного права на продажу разработанного препарата в течение нескольких лет). Ожидается, что доля специализированных препаратов увеличится с 25% в 2000 году до почти 70% в 2020 году. Двадцать лет назад все думали, что лекарства-«блокбастеры» в кардиологии будут лечить десятки миллионов пациентов по $3 за таблетку. Новые специализированные препараты могли бы применяться в лечении редких заболеваний (orphan disease), таких как хронический миелоидный лейкоз с 3 000 новых пациентов в год и ежегодной стоимостью лекарств около $125 000.

Справка:
Лекарство — «блокбастер» — это рецептурное брэндированное лекарственное средство, годовой объем продаж которого превышает 1 млрд дол. США в течение 15 лет, что позволяет ему быть одним из драйверов рынка.


Повышение цен является основной моделью бизнеса … для всех. Несмотря на разговоры о проведении частными компаниями ребрендинга дженериков через Акт о «лекарствах-сиротах» (Orphan Drug Act) и непомерном увеличении цен, такое повышение является основной частью всех бизнес-моделей на фармацевтическом рынке. Рост в крупных холдингах был обусловлен почти исключительно увеличением цен. Примечательно, но 80% прироста прибыли в прошлом году было обусловлено увеличением цен на оригинальные препараты. И кто-то должен за этот рост заплатить.

Итак, что это всё значит?

Что же всё это означает для фармацевтического рынка? Та ли это область, в которой инвесторы могут ожидать истинную стоимость, сравнимую с заявленной ценой, следующие 5-10 лет? Инвесторы должны очень внимательно изучать бизнес-модели (частная компания или интегрированный холдинг), выпускаемые препараты (брендированные или дженерики) и историю роста (прирост за счет увеличения цены или за счет разработки препаратов).

Одно определенно ясно. В течение следующих 10 лет в этой сфере будут и победители, и проигравшие. Просто невозможно одновременно правительству регулировать сферу здравоохранения и застрахованным частным лицам оплачивать стремительно растущую стоимость лекарств, что можно наблюдать в разных частях отрасли. Компании, которые придерживаются бизнес-модели частных компаний, более всего подвергаются риску, если они строят эту модель на приобретении и увеличении цен. И на то есть две причины. Во-первых, стоимость капитала все равно возрастет. Компании с моделями роста, основанными на привлечении дешевого финансирования для увеличения прибыли, в какой-то момент упрутся в непреодолимое препятствие. Во-вторых, в какой-то момент правительство ограничит свои действия, направленные на ценообразование. Если ничего не произойдет, усилия конгресса могут породить волну беспокойства, которое сделает определение стоимости очень ненадежным проектом.

Означает ли это, что крупные участники фармацевтического рынка выиграют в долгосрочной перспективе? Дать точный ответ на этот вопрос нельзя, но инвесторы должны помнить несколько моментов. Во-первых, кто-то должен заниматься открытием и разработкой лекарств. В какой-то момент просто будет недостаточно препаратов для ребрендинга и рост будет за счет только цены. Во-вторых, многие из этих холдингов находятся в гораздо лучших финансовых условиях, чем некоторые из частных компаний. Если взглянуть на балансы Valeant и Novo Nordisk (NYSE: NVO), можно увидеть совершенно противоположные ситуации.

Выводы

На фармацевтическом рынке будут явные победители и проигравшие в течение последующих 5-10 лет. Инвесторы, которые потратят время изучение соответствующих вопросов и тщательно исследуют бизнес-модель и операции компании, смогут сделать более точную оценку истинной стоимости против заявленной цены. В конечном счете эта область требует очень высокой компетентности. Инвесторы должны разбираться в широком круге вопросов, начиная от национальной политики ценообразования для лекарств до клинических моделей исследования. Одно ясно точно, последствия событий последних шести месяцев совсем не такие, как последствия эпохи Возрождения у Льюиса. Их нельзя игнорировать, они окажут большое влияние на будущее отрасли.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.