Лучшие медвежьи фонды на текущем рынке

Более 100 фондов претендуют на то, что они являются медвежьими, но только у пяти есть управляющие, которые продают отдельные акции в короткую. Так как рынок начинает давать сбои, пришло время подумать об этих фондах.

Не так давно игроки на понижение были похожи на социалистов в глазах общественности, к которым предвзято относятся, как к опасным радикалам, которые “ненавидят корпоративную Америку”. Сейчас есть социалист, Берни Сандерс (Bernie Sanders), который баллотируется в президенты, и блокбастер по книге, The Big Short, в котором показан игрок на понижение Стив Эйсман (Steve Eisman), как герой, который бросил вызов облигациям с ипотечным покрытием.

Правда в том, что игроки на понижение дают здоровую дозу реальности—или по крайней мере альтернативу—непрерывной инвестиционной пропаганде Wall Street. В то время как это лучше всего игнорировать при медвежьем рынке, когда все выглядит уныло, разумно учесть их совет в разгаре бычьего рынка. Этот год был разрушающим, бычий рынок после почти семи лет подходит к концу, индекс S&P 500 с трудом показывает 2% прироста, но большинство составляющих его компаний находятся в отрицательной зоне. Время уделить медведям немного внимания.

Индивидуальным инвесторам доступны только пять активно управляемых медвежьих фондов с короткими продажами — четыре взаимных фонда и один ETF.



Оставшиеся 132 медвежьих фонда являются, по существу, индексными фондами, которые организованы таким образом, что дают инверсию различных индексов. Эти фонды, включая самый крупный ProShares Short S&P 500 ETF (SH) стоимостью $1,7 млрд., в действительности подходят только для краткосрочной торговли.



Возможно, лучший активный фонд это Grizzly Short (GRZZX). Он побил 80% конкурентов в течение прошлого десятилетия, имеет низкую долю затрат 1,55% для своей категории, и главным образом шортит отдельные акции вместо индексных продуктов. Продажа в короткую отдельных акций – обоюдоострый меч, поскольку они являются более волатильными. Но выбор хороших по стоимости акций больше в категории, где есть много индексных продуктов.



«Продажа в короткую это область, в которой совсем не много конкуренции, потому что это труднее делать», – говорит менеджер Grizzly, Грег Свенсон (Greg Swenson). «Это труднее делать эмоционально и труднее осуществить, поскольку рынок предрасположен скорее идти вверх, чем вниз. Но в любой области, в которой немного конкуренции, есть больше недостатков, которые можно использовать”.

Поскольку акции предрасположены расти в долгосрочной перспективе, Свенсону пришлось внедрить жесткий контроль рисков. Он сокращает свои убытки, если акции уверенно идут против него, редко позволяет позиции вырасти более, чем на 2%, и обычно не увеличивает прибыльные позиции. Когда Свенсон получает большую прибыль, он шортит Standard & Poor's 500 ETF, пока не найдет другие акции вместо победителя.

Наибольший вес в инвестиционном портфеле Свенсона занимают акции технологических компаний — 27%. „Область, которая показывает себя хуже всего, это акции компаний с маленькой и средней капитализацией, занимающихся прикладным программным обеспечением“, – говорит он. „Они на самом деле либо дорогие, либо имеют отрицательную прибыль“. В его портфеле были акции таких компании по разработке программного обеспечения, как Splunk (SPLK), Demandware (DWRE) и Rovi (ROVI).

Прогноз Свенсона может быть объективнее, чем у его коллег, потому что он работает в Leuthold Weeden Capital Management, у которого есть и медвежьи, и бычьи фонды. Например, фонд тактического распределения Leuthold Core (LCORX) может включать портфолио Grizzly в свой собственный, чтобы исполнить медвежий опцион колл, который сейчас составляет 15% его коротких позиций. „У нас негативный прогноз по рынку в целом из-за технической картины, и низкой стоимости не хватит, чтобы преодолеть это“, – говорит Свенсон.

Другой медвежий фонд, Federated Prudent Bear (BEARX), использует иной подход. Дэвид Тайс запустил свой фонд в 1995 году, но продал его Federated в 2008 году. Ранее в этом году Federated пересмотрел свою стратегию. Он сейчас владеет акциями нескольких компаний в длинную в устойчивых секторах со стабильными дивидендами, такими как коммунальные предприятия и потребительские товары, в то время как они всегда составляли от 50% до 100% чистых коротких позиций. Сейчас это почти 75% чистой короткой позиции. „Мы недавно ее увеличили из-за ряда негативных сценариев, разыгравшихся на высокодоходном рынке облигаций“, – говорит Райан Бенд, который являлся менеджером фонде с тех пор, как Federated приобрел его.



В отличие от Свенсона, Бенд широко использует фьючерсы на индексе S&P 500 и ETF; они составляют почти половину его портфолио с короткими позициями.

Некоторые игроки на понижение говорят, что это ущерб поражение целям активного управления. „Я думаю, что позиции в индексах – это уловка“, – говорит Джон Дэль Веккио, соуправляющий AdvisorShares Ranger Equity Bear ETF (HDGE), который шортит только отдельные акции. „Когда рынок упадет, эта индексная составляющая вашего портфеля не сможет дать хороший результат после вычета комиссии. Это плохо”.



В то время как стратегия Бенда может работать, она представляется менее полезной для диверсифицированного портфолио, так как продажа индекса S&P 500 в короткую могла бы уравновесить риск длинных позиций. Напротив, фонд, который шортит отдельные акции, может быть объединен с фондом с длинными позициями, чтобы создать ваш собственный искусственный хедж-фонд с длинными и короткими позициями без такого отрицания. Это также дешевое хеджирование. Подумайте над таким распределением акций: две трети в Dodge & Cox Stock fund (DODGX), у которого доля расходов 0,52%, и одна треть в Grizzly Short, с расходом 1,55%, и у вас будет комбинированная доля расходов 0,86%. Это значительно меньше, чем доля средних расходов 1,85% у взаимных фондов с длинными и короткими позициями.

Однако, некоторые ориентированные на индексы медведи доказали свою стойкость. Gamco Mathers (MATRX) – медвежий фонд с самыми лучшими показателями за прошедшее десятилетие, успешно минимизировавший убытки в основном за счет ухода в наличные, или продажей в короткую множества менее волатильных индексов ETF.


Менеджер Mathers, Henry Van der Eb, считает, что основной спад неизбежен. Но для более устойчивой защиты вам лучше иметь позиции в Grizzly Short или более новом AdvisorShares ETF. Хотя коротких позиций в Mathers сейчас 77%, он по большей части был в наличных во время кризиса 2008 года, так что доходность составила только 0,2% в том году. Между тем фонд Grizzly вырос на 73,7%, и другой медвежий фонд Gamko, Comstock Value (COMVX), тоже показал рост на 54,3%.

Хотя менеджер Comstock Чарльз Минтер (Charles Minter) говорит “нам не обязательно быть медвежьими», фонд является таковым с 2000 года. Он обеспокоен тем, что о глобальная экономика развивается по дефляционной спирали.

У активных медвежьих фондов есть дополнительное преимущество быть прибыльными при растущем рынке. «Игрокам на понижение не нужен хороший падающий рынок», – говорит Дэль Веккио. «Нам нужно, чтобы люди различали преуспевающие компании, и те, которые таковыми не являются». Печально, что такое различие последние годы отсутствовало, но оно растет, и медведи выйдут из зимней спячки.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.