Как оценивать компании в цифровом мире?

В мире, быстро переходящем на цифровые бизнес-модели, старые способы классификации отраслей и измерения бизнес показателей теряют свою актуальность. Пришло время для обновления мировых стандартов классификации отраслей Standard & Poor (GICS) и GAAP (общепринятых принципов бухгалтерского учета), чтобы более полно отражать стоимость нематериальных активов, так как цифровые компании играют ведущую роль в современной экономике. Рейтинг по рыночной капитализации S&P 500 уже показывает этот сдвиг, на вершине находятся технологические гиганты, вытеснившие промышленные компании.

Сегодня любая компания либо является либо должна стать цифровой, если она хочет выжить и развиваться в эпоху платформ и сетей. Но попасть туда нелегко. Путешествие требует оставить старые ментальные модели отрасли и стоимости.

Десять лет назад пять наиболее дорогих компаний на S&P 500 были Exxon (XOM), GE (GE), Microsoft (MSFT), Citigroup (C) и Walmart (WMT). Сегодня рейтинг радикально изменился. В пятерку наиболее дорогих компаний входят технологические: Apple (AAPL), Alphabet (материнская компания Google) (GOOG), Amazon (AMZN), Microsoft (MSFT) и Facebook (FB).

 

Удивительно не только то, что эти пять компаний достигли таких высот в рыночной капитализации, но и следующее:

  1. Они все американские компании.
  2. Они поднялись сравнительно быстро до высоких рыночных оценок.
  3. Они вытеснили организации, деятельность которых основана на активах, которые испытали невероятное падение.


Среди пяти компаний Apple, Alphabet, Facebook и Microsoft определяются S&P как компании информационных технологий. Только Amazon считается компанией потребительского дискреционного сектора. Но это спорный вопрос, действительно ли Amazon является потребительской дискреционной компанией, как Wal-Mart. На самом деле, Amazon является единственной компанией потребительского дискреционного сектора, оставшейся в топ-10 самых дорогих компаний S&P. Но правильно ли Amazon классифицирована?

А как насчет остальных четырех — являются ли они высокотехнологичными компаниями одного и того же типа? Чтобы понять контекст этого вопроса — имеет ли смысл сегодняшняя классификация отраслей в плоском мире — надо просто посмотреть назад на историю отраслей и способах измерения стоимости.

Уходят разобщенные отрасли, приходят бизнес модели

В 1957 году очень большое влияние на экономику США имела нефть. Поэтому крупнейшие энергетические компании была также самыми дорогими: Standard Oil of New Jersey — предшественник Exxon Mobil. В то время в топ-10 не было чисто технологических компаний, не было даже IBM (IBM), которая вскоре стала доминирующей технологической компанией и удерживала эту позицию до тех пор, пока Microsoft не превзошла ее в середине 90-х годов. Действительно, полвека назад, все крутилось вокруг материальных активов, производства и распределения материальных благ, таких, как приборы GE и локомотивы.

Но сейчас новое время и место — то, в котором все больше доминируют горизонтальные цифровые платформы, виртуальные сети и Big Data, которые охватывают традиционные отрасли промышленности. И появились новые компании, такие как Facebook, LinkedIn (LNKD), Uber и Airbnb, чтобы воспользоваться сегодняшней новой возможностью — создать горизонтальные платформы, которые используют наши активы и то, что мы имеем (легковые автомобили и дома), делаем (ездим) и знаем (друзей).

10 основных отраслей, определяемых S&P — или мировой стандарт классификации отраслей (GICS) —устарели в мире, который уплощается. Это явление впервые изобразил Томас Фридман, обозреватель New York Times,  в своем бестселлере «Плоский мир» (The World Is Flat). Классификация S&P основана на устаревшей вертикали или разобщенном подходе к корпоративным назначениям. Эти устаревшие группировки также влияют на то, куда инвесторы вкладывают свои деньги.

Однако в пятерку технологических лидеров входят панкомпании, панотрасли и даже панстраны, и в результате они доминируют в физическом и материальном мире и вытесняют старое мышление, о чем свидетельствует GICS. Например, на сырьевые и энергетические компании, которые вместе составляли почти половину от общей стоимости S&P 500 в 1957 году, в настоящее время приходится менее 10%. Даже этот уровень не является устойчивым, если они хотят конкурировать за доллары инвесторов и талант работников во все более цифровом и плоском мире. Но это только половина истории.

Время для новой модели мышления

Оглядываясь назад, не так давно крупные компании (по крайней мере, по традиционным мерам продаж и активов) такие как GE, GM (GM) и Exxon Mobile были компаниями, которые рынок считал наиболее ценными. Впоследствии гиганты с активами были заменены на гигантов финансовых услуг (Citigroup и JPMorgan Chase (JPM)), которые имеют меньше материальных активов. Со временем компании, оказывающие услуги, упали с вершин рейтинга, когда инвесторы оценили интеллектуальный и сетевой капитал больше чем физический капитал и услуги.

Чтобы рассмотреть этот массовый сдвиг стоимости в контексте, не только текущая система классификации устарела, но также и система измерения, которая поддерживает ее — GAAP — или общепринятые принципы бухгалтерского учета. Во многих отношениях, существует огромный разрыв в GAAP. По данным финансового консультанта Ocean Tomo 83% от рыночной стоимости S&P в 1975 году составляли компании, чей бизнес был основан на физических, или материальных, активах. По состоянию на начало 2015 года эта цифра сократилась до 16%.

Чтобы помочь компаниям переориентировать свои бизнес-модели, чтобы конкурировать с технологическими гигантами, пора обновить 50-летний GICS, а также GAAP. Мы все должны признать 1,7 млрд активных пользователей Facebook как ценный актив, такой же как физические активы GM или GE, если мы хотим помочь инвесторам, клиентам и сотрудникам ориентироваться в новом технологическом пейзаже.

Кроме того, каждая компания со временем должна стать цифровой компанией, которая использует нематериальные активы, виртуальные сети и технологические платформы, если она хочет конкурировать в виртуальном и нематериальном мире, которому будет присуща виртуальная и дополненная реальность. Пора исправить базовые системы, которые определяют каждое наше действие – отраслевую классификацию и систему бухгалтерского учета. Вместе эти две системы упускают важное, когда они классифицируют сегодня наиболее дорогие компании без приоритетности нематериальных активов. Кроме того, они поместили такие компании, как Amazon, в неправильную группу.

Что могут технологические гиганты сделать, так это перенести мир бухгалтеров и регуляторов в XXI век горизонтальных бизнес моделей и нематериальных активов. Если они этого не сделают, инвесторы будут избегать их, и будут возникать новые, более современные стандарты, которые разрушат существующие стандарты как разрушительные технологии появляются в других отраслях.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Какие будут мысли? Капитализация компании на кол-во пользователей? Приток новых пользователей за квартал к общему числу текущих? 
Насчет капитализации к количеству пользователей не знаю, а вот приток новых пользователей — важный показатель для многих таких компаний. Они всегда пишут о нем в своих отчетах и презентациях. Хотя это, конечно, спорный вопрос… Для Netflix, например, да, приток и отток подписчиков явно говорят об увеличении или уменьшении выручки. там это напрямую взаимосвязано. А вот если взять FB. Ну стало у него условно на 1 млн пользователей больше, о чем это говорит?

Вот написала это и поняла, что не знаю, на чем FB выручку делает... 
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.