Происхождение циклов

Карл Маркс был среди первых, кто верил, что свободному рынку присуще циклическое поведение. Он жил во времена, когда были регулярные циклы подъемов и спадов, фазы экономического роста сменялись снижением. Рабочих нанимали, затем увольняли, и единственный способ, которым можно было это остановить, в марксистской экономике, было приобретение рабочими средств производства, или более правильно, государство должно это сделать от их имени.

Другие экономисты, такие как Джевонс и Виксель, признали возможность долгосрочных колебаний цен на сырьевые товары, но они не сформулировали их циклическое поведение. С точки зрения Маркса, было выявлено несколько циклов, некоторые из которых входят и выходят из моды. Наработки по долгосрочным циклам был сделаны российским марксистом Николаем Кондратьевым, который определил длинную волну цикла в 45–60 лет, и Йозефом Шумпетером, экономистом австрийской школы, который выявил ряд перекрывающихся циклов, опираясь на работы других, например, Жюгляра (7-11 лет инвестиций в основной капитал) и Китчена (3-7 лет инвестиций в оборотный капитал). Американский экономист и отец валового внутреннего продукта, Саймон Кузнец, считал, что был 15-20 летний цикл инвестиций в инфраструктуру.

Кроме того, в последнее время циклы в человеческом поведении объясняются пятнами на солнце и другими явлениями. С 1980-х годов компьютерный сбор данных позволил техническим аналитиками разработать собственные системы для прогнозирования ценовых событий, вызванных циклами. Сегодня циклы – это большой бизнес, подпитывающий беспрецедентное участие общественности в рынке ценных бумаг, современные тенденции для сбережений и средства для управления активами.

Точные данные о ценах, существовавших до того, как в девятнадцатом веке появились организованные товарные рынки, не доступны. Достоверные данные по сырьевым товарам датируются с 1865 года, с тех пор, как сложилась глобальная товарная торговля, и люди стали записывать исторические цены. Сбор современных данных, которые лежат в основе ВВП и индексов потребительских цен, начался с 1930-х годов, когда появился национальный учет. Таким образом, экстраполяция назад во времени, в частности, для доказательства длинноволновых циклов, требует «слепой веры», которая заменяет веские доказательства.

Поэтому единственным способом определить их происхождение и надежность – это рассматривать вопрос на разумной априорной основе. Цель этой статьи – объяснить явления, которые порождают подъем бизнеса и экономических циклов, показывая, что это может быть только результатом необеспеченных денег.

Теория металлических денег

Металлические деньги – это физическое золото, или полностью обеспеченные заместители, погашаемые физическими слитками. Это условие, которое никогда не произойдет, учитывая частичное банковское резервирование, которое официально началось с Закона о банковской лицензии 1844 года, потому что это законодательство допускает выпуск банками кредитных денег, не обеспеченных золотом. Кроме того, монополия на эмиссию банкнот была предоставлена Банку Англии, частично поддерживаемому государственным долгом, хотя последующий выпуск банкнот должен был быть обеспечен золотом. Следовательно, выпускаемые деньги и кредиты были далеки от металлических.

До 1844 года, выпуск металлических денег также был нарушен, Банк Англии приостановил конвертацию банкнот в золото в феврале 1797 года и возобновил лишь в 1821 году. Между 1821и 1844 годами, центральные банки стран выпускали свои собственные банкноты, и периодически случались банкротства из-за чрезмерного выпуска этих обязательств по отношению к слиткам и из-за реальных требований слитков, находившиеся во владении банков.

Это важный момент, потому что ошибочно считается, что перед первой мировой войной деньги были металлическими. Они были металлическими в той лишь степени, которой было достаточно, чтобы поддерживать ценовые взаимоотношения, измеряемые золотом. Поэтому гипотеза металлических денег – это теоретическая конструкция.

Даже учитывая металлические деньги, вновь добытое золото является дополнительным источником предложения, и оно способствовало росту цен, последовавшему за испанским импортом из Нового Света, после Колумба, великими открытиями в Калифорнии в 1849 году и в Южной Африке в 1880-х годах. Однако, с этими исключениями, наземные запасы, как правило, росли такими же темпами, как и численность населения в мире, поэтому инфляция наземных запасов золота ограничила последствия инфляции.

Учитывая это, то есть когда деньги – это только золото, и его заменители полностью обеспечены монетами и слитками, за исключением поставок из внутренних шахт, увеличение количества денег в обращении в стране возникает только как противоположная сторона в арбитраже, которая сглаживает ценовые различия между сообществами. Если цены на товары в одном сообществе отличаются от другого коммерчески связанного сообщества, торговцы будут злоупотреблять разницей. Противоположной стороной в этих сделках является золото, поэтому золото перетечет в государства с низкими ценами из государства с высокими ценами, исправляя различия.

Существует два общих условия, которые могут привести к диспропорции цен и которые привлекают арбитраж: разные факторы предложения на отдельные товары или виды товаров, и различие в общих предпочтениях хранить деньги, а не приобретать товар. При нормальной деятельности, трансграничные потоки золота связаны с отдельными товарами.

Также нужно учитывать влияние технических инноваций. Предприниматель, стремящийся использовать технологическое открытие, будет увеличивать ставку на сбережения для финансирования своих инвестиций. Итак, во времена технологических инноваций мы видим сдвиг от текущих расходов или потребления к отложенным расходам. Он финансируется из сбережений, чтобы покрыть инвестиции. Большую часть времени влияние чистой цены на эти изменения слишком малы, чтобы быть заметными в общей экономике, являясь неотъемлемой частью непрерывного совершенствования продукта, а также компенсируется изъятием капитала из избыточного производства. Но когда технологическое достижение является крупным, переход от потребления к сбережениям приведет к снижению цен на потребительские товары по отношению к товарам более высокого порядка, потому что золото было переведено с текущих расходов в сбережения для финансирования инвестиций.

Поэтому эффект цены, отражающий периоды инноваций, существует, но ограничивается рассматриваемыми товарами, и тем направлением, о котором заявляют теоретики цикла. Таким образом, ценовые последствия прогресса приводят к падению цен с течением времени, выраженных в золоте, и чем больше инноваций и прогресса, тем больше снижение цен. Цены на конечные продукты, в свою очередь, устанавливают затраты на факторы производства, в том числе цены на сырье. И хотя возможны межвременные диспропорции между тенденцией цен на обоих концах производственной цепочки, они носят временный характер и по своей сути нецикличны.

Утверждение, что появление железных дорог подняло цены на уголь, был справедливым только до тех пор, пока спрос на уголь не породил больше предложения, тогда цены стабилизировались и начали падать. То же можно сказать о любой инновации, которая требует новых материалов, а так, где избыточное предложение не ожидается, применяются заменители. В то время как это можно было бы справедливо описать как цикл производства, это, конечно, не более того, и в целом эффект разовый, и он не является основанием для повторяющихся циклов экономической активности, предполагаемых такими, как Кондратьев.

В любом случае, с металлическими деньгами ценовые различия устраняются путем арбитража между сообществами, как описано выше. Дефицит угля, как правило, привлекает импорт. Эффект очень мощный. В более позднем примере, когда во время гражданской войны 1960 года развалилось Бельгийское Конго и иностранцы покидали страну, трейдеров из азиатских общин в Восточной Африке привлекли высокие цены на основные товары в Конго, и они делали состояние, несмотря на опасности.

Поэтому, когда существует угроза войны, голода, чумы и даже вмешательства государства в рынки, могут происходить более общие изменения предпочтений в пользу владения золотом по отношению к товарам, которые сохраняются только на время кризиса. Например, люди могут запастись жизненно необходимыми товарами, что вызовет рост цен на них, а покупательная способность золота, измеренная в этих товаров, будет падать. Кроме того, неопределенность в действиях правительства также может породить предпочтения в пользу золота, что приводит к падению цен. Но в случае с металлическими деньгами разница в цене между государствами, в конце концов, сглаживается потоком золота в одну сторону, и товара – в другую.

Таким образом, возможности развития циклов для цен, торговли или бизнеса очень ограничены. Мы видели это с металлическими деньгами, технические нововведения требуют дополнительную экономию, снижая цены на потребительские товары. Но это было не то, о чем думал Шумпетер. Он считал, что производственные инновации вызвали длительные ценовые циклы, и определил 1786-1842 годы как первую британскую промышленную революцию, 1842-1897 годы как распространение железных дорог, пароходов и текстиля в других странах, а, начиная с 1897 года, появился двигатель внутреннего сгорания, электричество, специальные химические вещества и сталь. Это все были периоды роста цен.

Но похоже Шумпетер упустил, что эффект цены, который совпал с инновациями в те периоды, возник из увеличения ничем не обеспеченных кредитов. Во время первого периода наблюдался особенно значительный рост цен, не из-за каналов, соединяющих отдаленные населенные пункты и перевозки грузов, а это было в период наполеоновских войн и приостановки золотого стандарта. Второй период ознаменовался формализацией частичного банковского резервирования, что привело к нескольким банковским кризисам, а также к росту добычи золота в Калифорнии. Во время третьего периода продолжилось дальнейшее расширение банковского кредита после назначения Банка Англии кредитором в последней инстанции, сопровождавшееся увеличением добычи золота в Южной Африке.

Во всех этих случаях присутствовали в растущих количествах необеспеченные деньги. Совпадение?

Торговые дисбалансы не могут существовать без необеспеченных кредитов или иной денежно-кредитной экспансии. Предполагаемые циклы деловой активности, хотя это неправильный термин для изменений, которые не повторяются периодически, с металлическими деньгами должны быть ограничены сдвигами между классами товаров, отражающими взаимодействие между технологическим прогрессом и изменениями в предпочтениях между разными товарами. Переход от лошадей в пользу двигателя внутреннего сгорания никогда не вернется обратно. Это был прогресс, и он, по сути, не цикличен. Спасибо прогрессу, иначе у нас бы периодически повторялся Великий навозный кризис 1894 года. И вот в чем дело: на свободном рынке с металлическими деньгами прогресс принимается и поддерживается, что ведет к падению цен с течением времени и к ценам, которые не подвержены циклам.

Необеспеченные деньги отличаются

Рассмотрим два разных сценария с необеспеченными деньгами, в одном банковский кредит увеличивается без соответствующего увеличения слитков, а в другом конвертируемость в золото недоступна для пользователей необеспеченных денег. Первый существовал до начала 1930-х годов, а в дальнейшем постепенно применяется последний.

В соответствии с Законом о банковской лицензии 1844 года, в Великобритании, а также во всех ее колониях и доминионах, существовал золотой стандарт стерлинга, и пользователи стерлингов могли обменять валюту и банковские депозиты на золото. Однако банкам было разрешено выдавать кредиты «из воздух»а, увеличивая количество денег в обращении. Результатом стал цикл, движимый кредитами, что привело к периодическим экономическим смещениям, и вторая половина XIX века характеризуется подъемами и последующими спадами. То, что в основе проблемы лежало увеличение кредитов, было широко признано, а попытка Маркса обвинить свободный рынок считалась большинством экономистов в то время неправильной.

Понимание того, что кредит был источником проблем, подвигло политических деятелей, таких как Бейджгот, возложить на центральный банк ответственность кредитора последней инстанции. Поэтому Банк Англии начал валютные интервенции, проводя спасательные операции для Оверенда и Гурни в 1866 году, и Барингса в 1890 году. Интервенция была начата как противоядие от цикла создания кредитов и разрушения. Разрушение больше ничего не создавало, как отлично написал Шумпетер. Уничтожение само по себе было настроено на уничтожение.

С тех пор государство расширило свое вмешательство в нефинансовую экономику, но всегда с помощью финансовых средств. Кейнс распространил понятие необеспеченных денег на сознательное создание бюджетного дефицита для спасения экономики в кризис. Он может финансироваться за счет государственных заимствований, которые перерабатывают частные сбережения, изымая их из использования в частном секторе, применяя вместо этого для государственных расходов. Кроме того, бюджетный дефицит покрывается за счет увеличения количества денег, либо за счет выпуска банками необеспеченных кредитов, или когда центральный банк и казначейство печатают деньги либо напрямую, либо косвенно через сделки на иностранных биржах.

Поэтому очевидно, что источником деловых циклов любого рода в подавляющем большинстве случаев является продукт необеспеченных денег.

Компьютерный век и подъем циклов

До появления дешевых и доступных компьютеров, исследования циклов были ограничены экономическими факультетами. Все знали, опираясь на очевидные доказательства, что деловые циклы происходили регулярно, и были мучающие свидетельства того, что, помимо простого подъема и спада, существуют также и другие циклы. Работы Кондратьева были возрождены инвесторами, ищущими Святой Грааль, знание будущего направления движения цен.

Тогда, как и сейчас, центральные банки и правительственные стратеги верили, что они могут укротить экономический цикл денежно-кредитными и фискальными средствами, не осознавая, что они сами были истинной причиной цикла. Исследования придерживались линии Шумпетера, описанной выше. Между тем, аналитики замечали влияние на облигации и акции.

Теория Доу, применяемая к ценам на акции, учит нас, что фондовые рынки движутся фазами, и технический анализ цен акций на основе теории Доу приобретает все большее авторитет. Тот факт, что рынки могут быть классифицированы как бычий и медвежий, говорит о том, что существует циклический ритм, по крайней мере, у цен на акции. Этот циклический ритм связан с циклами процентной ставки, которые являются результатом вмешательства центрального банка с момента образования ФРС сто лет назад. Позже волновая теория Эллиотта сделала еще один шаг дальше, утверждая, что есть три восходящие волны, разделенные двумя консолидациями в каждом цикле. Это согласуется с теорией Доу, но говорит нам, что каждая компонента рыночного цикла связана с другими, и каждый рыночный цикл является частью большего повторяющегося цикла. По логике, теория волн Эллиота применяется к рынкам, которые находятся в постоянном долгосрочном бычьем тренде.

Это может касаться только активов, цены на которые отражают снижение покупательной способности необеспеченных денег. Проекция назад во времени рассматривается как доказательство больших циклов, называемых супер-циклы, и даже больших супер-циклов. С такими теориями, как эти, мы были брошены на произвол судьбы от происхождения циклов. В сути всего этого, нам предлагают поверить, что циклы могут существовать, только если люди регулярно принимают похожие решения снова и снова, забывая о своих ошибках в прошлом. Это объясняет, как фондовые рынки взаимодействуют с циклами деловой активности, которые считаются присущими свободному рынку.

Это ошибка. Циклы присущи необеспеченным деньгам, и именно необеспеченные деньки движут иллюзию постоянно растущих прибылей. Арендная плата также отражает потерю покупательной способности необеспеченных денег, отзываясь повышением цен на недвижимость. Без необеспеченных денег рост цен на акции в долгосрочной перспективе будет ограничиваться ценой акций отдельных предприятий, которые увеличивают прибыль в металлических деньгах.

Когда это становится понятно, существование долгосрочного бычьего рынка акций и недвижимости, вызванного увеличением количества необеспеченных денег, имеет смысл. Это также придает правильный смысл циклам. Аналитики, знающие себе цену, должны начать думать о том, почему увеличение скорости, с которой необеспеченные деньги теряют покупательную способность, стало главным драйвером цен на активы. Это деньги идут вниз, а не акции и недвижимость растут.

Оценка активов в металлических деньгах, золоте, была бы хорошим началом для любого пользователя рынках капитала.

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.