Проблемы с определением долгосрочного конкурентного преимущества компании

При выборе долгосрочных инвестиций, большинство инвесторов заглядывают в портфель Уоррена Баффета и ищут компании с сильными конкурентными преимуществами. История показала, что вероятность выявления таких преимуществ не больше, чем при подбрасывании монеты.

Защищая замок

Конкурентное преимущество — одна из самых востребованных характеристик любых долгосрочных инвестиций. Аналитики Wall Street классифицируют акции почти исключительно по прочности и устойчивости конкурентного преимущества компании. Вэлью инвесторам нужны акции, которые славятся тем, что держат конкурентов на расстоянии и поддерживают высокую маржу прибыли.

Уоррен Баффет описывает бизнес с конкурентным преимуществом как замок, вокруг которого есть ров. Чем более широкий, глубокий и более коварный ров, тем лучше инвестиции. В 1999 году в статье в журнале Fortune Баффет сказал:

«Ключ для инвестирования — не оценивать, насколько отрасль будет влиять на общество, или сколько она вырастет, но скорее определить конкурентное преимущество любой компании и, прежде всего, долговечность этого преимущества. Продукты или услуги, которые имеют широкие, устойчивые рвы, это те, которые награждают инвесторов».

В этом есть смысл. Без преимущества прибыльный бизнес не будет оставаться таковым долго.

Ухудшение

Экономический ров не только трудно найти, его трудно поддерживать. Кроме того, прогнозировать, у каких компаний будут в будущем сильные конкурентные преимущества, совершенно невозможно.

Экономическая теория показывает, что после того, как компания получает преимущество на рынке, конкуренты попытаются скопировать и совершенствовать успешную бизнес-модель. Это в конечном итоге съест прибыль компании и ухудшит ее конкурентное преимущество.

Рассмотрим два примера, которые можно было наблюдать последние 20 лет.

В первом примере компания обладает всеми преимуществами экономического рва. В другом компания быстро теряет долю рынка и у нее ужасное мрачное будущее.

Сегодня одна компания ушла бизнеса, а другая -  увеличилось в сотни раз.

Blockbuster Video

Случай с Blockbuster Video — идеальный пример ухудшения конкурентного преимущества. После открытия первой точки в 1985 году, название компании стало синонимом видеопрокатов в США в 1990-х. В конце 90-х Blockbuster удавалось поддерживать свое конкурентное преимущество и отбиваться от жесткого конкурента – Hollywood Video.

Когда началось новое тысячелетие, у Blockbuster был целый набор новых конкурентов — Netfilx (NFLX) и Redbox. Там, где Blockbuster брала $5,00 за прокат и требовала выбирать фильмы лично, Redbox брала только $1,00, а Netflix предлагала неограниченную аренду DVD по почте за фиксированную ежемесячную цену.

Когда обе компании были в зачаточном состоянии, Blockbuster могла бы легко скопировать их бизнес-модели или купить их. В 2000 году Netflix предложила продать свою деятельность компании Blockbuster всего за $50 млн. Blockbuster упустила возможность купить компанию, которая в конечном итоге стала причиной ее гибели.

Восемь лет спустя, когда бизнес-модель Blockbuster балансировала на грани краха, менеджмент по-прежнему держал голову в песке. Вот что сказал генеральный директор Blockbuster в 2008 году:

«У Netflix в действительности нет ничего или она не сделала ничего такого, что мы не можем или уже не сделали сами».

Можно утверждать, что Redbox оказала такое же большое, ли не больше, влияние на Blockbuster, чем Netflix. После запуска своего первого киоска видео проката в 2004 году, Redbox быстро стала дешевым и удобным способом арендовать новый фильм по ночам. Решение активно использовать эту бизнес-модель последовало только в 2010 году, с помощью киосков Blockbuster Express. К тому времени было слишком поздно.

Apple

Если Blockbuster является прекрасным примером того, как прибыльный бизнес теряет свое конкурентное преимущество, то Apple (AAPL) является прекрасным примером компании, отвоевавшей свое конкурентное преимущество компании. Менее чем за 15 лет после продажи первого компьютера, компания объявила  наиболее прибыльный год в 1990 году.

Однако дела у Apple быстро пошли на спад. Хотя оба учредителя – Стив Джобс и Стив Возняк – перешли на другие предприятия, компания начала терять долю рынка. К 1996 году отраслевые эксперты и аналитики Wall Street записали компанию в умирающие.

В то время никто не предвидел возвращения Стива Джобса и инновационных продуктов, которые он принесет в компанию. Вместо того, чтобы конкурировать с Microsoft (MSFT) на рынке персональных компьютеров, Джобс решил, что Apple получит конкурентное преимущество, если сосредоточится на продукции, связанной с музыкой.

Сначала был iPod, затем iTunes и остальная история. Сегодня iPhones и iPads превратили Apple из компании с рыночной капитализацией в $3 млрд в 1996 году в компанию с рыночной капитализацией $600 млрд в 2016 году.

Определение рва

Оглядываясь назад, легко сказать, что Apple была лучшей инвестиций в 1996 году. Акции Apple выросли более чем в 200 раз за последние 20 лет. Напротив, инвестиции в Blockbuster Video превратились бы в ноль.

Но можно ли это было увидеть в то время? В инвестировании, прошлое — история. Будущее это там, где рождается прибыль. Давайте представим себя на месте инвестора фондового рынка в 1996 году и попытаемся определить, у каких компаний конкурентное преимущество было лучше.

По данным Pat Dorsey, фондового аналитика из Morningstar, существует четыре типа экономических рвов:

  • Нематериальные активы.
  • Расходы клиентов по смене поставщика/продавца.
  • Сетевой эффект.
  • Стоимостное преимущество.


Дорси сказал, «В Morningstar, думы об экономическом рве, или структурный конкурентных преимуществах, является центральным моментом исследования акций».

Он утверждает, что наличие любой или всех характеристик указанных выше, «дает лучшим компаниям силу оставаться на вершине».

Преимущества

Разбив каждое преимущество, мы сможем сравнить Blockbuster с Apple и увидеть, что инвестор мог бы подумать о перспективах каждой компании.

Нематериальные активы: признание бренда, лояльность клиентов, патенты или товарные знаки и т. д.

В 1996 году у Blockbuster Video было сильное признание бренда и лояльность клиентов.

Лозунг компании «Сделай этой ночью Blockbuster» было у всех на уме, когда они хотели провести вечер дома.

Знакомое имя давало клиентам уверенность, что в ближайшем Blockbuster будет широкий выбор последних новых фильмов и старая классика.

Чтобы брать в аренду фильмы у Blockbuster, клиентам нужно было иметь членскую карточку. Карта, лежащая в кошельке, каждый день напомнила клиентам, что Blockbuster — это то место, где они брали в прокат фильмы.

Расходы клиентов по смене поставщика/продавца: время, деньги или неудобства для переключения на конкурента.

Открытие счета в компании по прокату фильмов в середине 1990-х годов было как открытые индивидуального пенсионного счета.

Это требует нескольких удостоверений личности, доказательство проживания, полная родословная и семейная собака для залога.

Сетевой эффект: Каждый это использует, потому что все это используют.

У всех была карта Blockbuster в кошельке, поэтому Blockbuster был в каждом городе.

Чем больше клиентов было у Blockbuster, тем больше новых точек открывала компания. Чем больше точек открывалось, тем больше становилось клиентов

Быть клиентом Blockbuster было очень удобно, потому что пункты прокатов были везде.

Стоимостное преимущество: Стоимостное преимущество на основе масштаба дает огромные прибыли от дополнительных продаж.

Blockbuster получала десятки, сотни или даже тысячи платежей за предоставление одной VHS или DVD.

Если еще один клиент решил взять фильм в пятницу вечером, это ничего не стоило бы компании.

Дополнительный прокат будет чистой прибылью для Blockbuster. За VHS или DVD Blockbuster уже заплатила.

Клиент был обязан вернуть фильм обратно, чтобы снова взять его.

С другой стороны

Напротив, у Apple не было ни одного из этих конкурентных преимуществ в 1996 году. Бизнес операционных систем контролировался компанией Microsoft, а Dell (DELL) контролировала рынок ПК.

Apple была крошечным игроком, которого рынок оценивал меньше, чем его ликвидационная стоимость. В конце 1996 года Apple получила квалификацию как акция Бенджамина Грэма NCAV (Net Current Asset Value). Ее буквально оценивали скорее мертвой, чем живой.

Применение на практике

Сегодня есть все виды компаний, которые имеют широкие рвы, защищающие их прибыль. Еще больше компаний, в прошлом лидеры, быстро теряют долю рынка.

Проблема в инвестировании только при наличии устойчивого рва состоит в том, что долгосрочные конкурентные преимущества невозможно предвидеть. Идентифицировать компанию, у которой сейчас есть ров, это одно, а знать, сохранится ли этот ров через 5, 10 или 25 лет, это совсем другое.

Вы можете уверенно предсказать, какие акции будут следующим Blockbuster, а какие станут следующей Apple?

Фишки, инвестиционные идеи, сигналы и рекомендации!

Хотите получать бесплатные видеокурсы, материалы и участвовать в закрытых вебинарах?

Тогда подписывайтесь на рассылку и получайте доступ!

Комментарии

Нужно различать экономическое конкурентное приемущество (КП) и рыночное. Проблема с определением рыночного КП в том, что это маркетинг, которым мы тут не занимаемся (и что в статье). Баффет говорит об экономическом КП, такая экономика предприятия, которую сложно спопировать и воспроизвести. Поэтому он не любить Хай-Тек, тк рынок и экономика может быстро измениться. 
Поэтому в стоимостном подходе вопрос звучит так: какие показатели компании указывают на то, что есть КП? А не рассуждения, какие товары и услуги они выпускают. 
Поэтому в стоимостном подходе вопрос звучит так: какие показатели компании указывают на то, что есть КП? А не рассуждения, какие товары и услуги они выпускают. 
 
ну а разве выпускаемые товары и оказываемые услуги не относятся, в том числе, к показателям, которые могут указывать на то, что у компании есть ДКП? 
их трудно оценить и посчитать. сила стоимостного анализа что это точная наука
У Баффета есть показатель КП — разница (или отношение) стоимости пассива и доходности активов. Фактически это означает чувствительность бизнеса к кредиту и способность компании снижать цену, те демпинговать.
Переношу статью в Wiki. 
У меня часто возникают противоречивые мысли по поводу нелюбви Баффета к хайтеку. Последний и биофарма — это будущее нашей цивилизации. Старое быстро уходит. На смену приходит биг дата, интернет всего, облачные технологии, машинное обучение. 

Нельзя игнорировать эти изменение. Баффет это отживший кумир, который хорошо справился с задачей в СВОЕ ВРЕМЯ. Теперь нужен новый баффет, в этом поколении.

Темп жизни ускоряется по экспоненте. Времена расцвета Баффета имели совсем другой ритм жизни. Мыслить как Баффет сейчас — это просто иллюзия, мираж, который в конце концов расстает.

Все это меня немного пугает) 
У меня часто возникают противоречивые мысли по поводу нелюбви Баффета к хайтеку. Последний и биофарма — это будущее нашей цивилизации. Старое быстро уходит. На смену приходит биг дата, интернет всего, облачные технологии, машинное обучение.
С одной стороны да, за хайтеком и биофармой будущее. Но есть ли у компаний, работающих в этих секторах, ДПК?

Все эти технологи именяются со скоростью света. Но идеи как быстро вспыхивают, также быстро и угасают. То, что полгода назад было «вау, офигеть какая штука», сейчас может казаться «это уже безнадежно устарело». Компании выстреливают на IPO, привлекают капитал, а потом по факту ничего не выдают. А все эти существующие гиганты… Насколько быстро они смогут подстраиваться под стремительные изменения?
Я вообще как-то читала, что то, что мы думаем о новых технологиях, это часто результат хорошего маркетинга. А на самом деле ничего нового в этих технологиях нет, просто смогли красиво преподнести.

И по биофрме тот же вопрос. Все меняется, идут новые разработки. Там вообще много чего зависит от FDA, одобрит она препарат или нет. И все это может длиться годами. А потом по факту хрен с маслом, получили гигантский убыток и понеслось по новой. И даже с уже существующими препаратами могут быть проблемы. Недавно прочиала про Astra Zeneca. Компания спишет с баланса вакцину против гриппа FluMist на $80 млн., потому что-то какой-то очередной регулирующий орган решил, что она больше не эффективна. А одобрена она была еще в 2003 году и прекрасно до сегодняшнего дня продавалась.

Акции хайтека и биофармы нельзя купить и забыть о них на 10 лет. Тут постоянно нужно нужно следить за кучей вещей.

А железные дороги… я думаю, они и через сто лет остануться железными дорогами.

 
Биографию перечитываю периодически.   Это нетающий  ледник.)
Учение бессмертно, потому что оно верно.  
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.